Сумеречный мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумеречный мир » Альтернатива » Остался лишь намёк на прошлое...


Остался лишь намёк на прошлое...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: Верона. Италия.
Время: Февраль.
Участники: Джаспер Хейл, Белла Свон,
http://s014.radikal.ru/i326/1406/ec/c5e6ee805a87.jpg

Сюжет: Февраль в Вероне - один из самых оживлённых месяцев в году. Джаспер и Белла приезжают в оживлённый город в самый разгар подготовки горожан к костюмированному карнавалу. Погода Верону не очень жалует и над городом нависли плотные серые тучи, угрожая сорвать праздник холодным недружелюбным дождём. Мало кому известно, даже из приспешников могущественного клана Волтури, о существовании ещё одного тайного логова, где во мраке подземелий, скрытых от человеческих глаз, собирается Совет Великих для обсуждения дальнейших проектов клана. Джаспер и Белла направляются в подземелья замка Кастельвеккио, как сопровождающие одного из Великих - Маркуса Волтури. Роль цепного пса тяготит Джаспера с каждым днём всё сильнее и в сердце вампира зарождается план отмщения за унижения.  Белла не посвящена в планы своего спутника, но давно догадывается о его чувствах. И вообще, между этими двумя что-то назревает. Возможно их пути очень скоро разойдутся и дружбе придёт конец...
пс.: Джаспер никогда не встречался с Элис. После обращения Марией, он успешно руководил армией новорождённых, захватывая всё больше территории. Аро не мог не заметить этих "успехов" и обратил свой гнев на того, кто посмел посягать на власть и ченить беззаконие. Марию и всех, кто не стал угоден Аро - казнили. Джаспер стал новым трофеем в коллекцие главы клана Волтури. Белла никогда не встречалась с Эдвардом и Калленами. Спасая жизнь своего отца, она вместо него "становится свидетелем" существования иного мира. Аро, прибывая в хорошем расположении духа в тот момент, решает забрать в Италию девушку, которая проявила нечеловеческую смелость и выдержку. Уитлок невольно начал испытывать симпатию к Белле и очень редко, но всё же, его посещала мысль спасти ей жизнь. Обращает Беллу Маркус на глазах у Джаспера, который являлся до этого момента её охранником.

0

2

The Neighbourhood – How

   Февраль пришел тихо, впрочем, как и всегда на протяжении последних десяти лет моей жизни. Дни совершенно слились в унисон от своей однообразности, погружая меня в монотонное полусонное состояние. Всё меньше мне казалась просторной жизнь в подземельях Вольтерры и я утратил всякий интерес к прежним забавам. Обитатели подземного города мертвых, прогнившие насквозь твари, не умеющие испытывать ничего, кроме самых низменных и в крайней степени безобразных эмоций вызывают во мне настолько сильное отторжение, что я готов завтра же броситься прочь из этого, дьяволом забытого, подобия ада. Меня тяготит мысль о том, что я являюсь частью этого средоточия зла, да и меня не могло не коснуться  всё это, глубоко потерянное для даже самого слабого отблеска чего-то светлого. Я и себя чувствую потерянным. Внутри пролегла бесконечная пустота, которая нарушается настолько же бесконечной ненавистью. Но, я  рад ненависти. Это чувство имеет настолько сильную эмоциональную проекцию, что могло бы расколоть мраморные чертоги Верховного и превратить их в жалкие развалины. Я чувствую, как во мне нарастает эта сила, источающая опасность и решительность. Бывают редкие минуты одиночества, когда я буквально захлебываюсь этим чувством, любовно взращивая своё дитя - чувство мести. Я жажду отмщения, испытывая к нему потребность столь необходимую, словно вся моя жизнь зависит от единственного. И вот сейчас, я предвкушаю тот самый момент, которого жду многие многие годы.
   Воздух Вероны пронизан каким-то незнакомым ароматом, может быть это и есть аромат моей долгожданной свободы? Не знаю, что отразилось в моих глазах, но Белла заметила это. Я останавливаюсь под старой аркой, нависающей над нами и взгляду предстаёт необычная картина. Трещины в отшлифованном камне ложатся настолько изящно, складываясь в какой-то сложный и нерукотворный узор. Сквозь щели проникают лучи солнца, которые блекнут и становятся ещё тоньше и прозрачнее. Теплое солнце печально улыбается, клонится к горизонту и уносит с собой длинный спутанный день смертных.
   - Я много видел прекрасного за свою долгую жизнь, - Произношу я, пытаясь высказать мысль о том, что мало существует того, что может меня удивить, - но почему-то эта старая арка привлекает внимание. Возможно, это игра света... После этих слов, я перевожу взгляд на свою спутницу и чувствую, уже знакомое мне, чувство, очаровывающее и манящее в неизвестность. Бледные лучи, пробивающиеся сквозь щели арки гладят волосы и шею Беллы, от чего она кажется мне какой-то нереальной. Изумрудный шелк её платья, которое не полностью скрывает легкий плащ, переливается, насыщаясь цветом от угасающих лучей и надвигающихся сумерек одновременно. - Но ты прекраснее всего, Белла. И я знаю, что не должен увлекаться этой мыслью слишком часто.




офф

не знаю почему, но от первого лица написал

+1

3

«Февраль. Достать чернил и плакать…», я не помню где, когда и от кого слышала эти строки. Возможно, от Маркуса или Аро, а возможно – в моей прежней жизни, жизни, к которой никогда не будет возврата. А может быть, я прочла их в одной из книг огромной библиотеки подземелья. С тех пор, как попала в Вольтерру, еще больше времени проводила за чтением – это была привилегия, дарованная владыками. Еще одной тайной привилегией была возможность иногда выходить на башню, чтобы увидеть ночное небо и подышать воздухом. Её мне подарил Джаспер Уитлок. Это положило начало нашей дружбы, когда я была еще человеком. Казалось, после обращения у меня не останется воспоминаний о моей прошлой жизни, не останется чувств и эмоций, я буду жить только настоящим и буду преданна душой и телом своему создателю. Возможно, именно на это и рассчитывал Маркус. Ошибся. Моё обращение стало для меня пропуском на свободу, и сегодня я уже в Вероне. Да, конечно, мы с Джаспером сопровождаем Маркуса, но для меня это первый выход в свет, так сказать. Я впервые покинула Вольтерру.
Погода не балует. Италия оказалась в зоне циклона, и страну заливают дожди от Ломбардии до Калабрии. Под угрозой срыва были традиционные масленичные карнавалы, но подготовка всё равно идет полным ходом. Верона всегда привлекала туристов. И гиды то и дело показывают дом или гробницу Джульетты – одни из главных достопримечательностей города, некогда воспетого Шекспиром.
Над городом висят свинцовые тучи и небо готово в любой момент разродиться дождем. Солнце клонится за горизонт, подсвечивая тучи, бросая прощальные лучи, и я вслед за Джаспером проскальзываю в арку. Он останавливается, любуется игрой света и тени, а потом я ловлю на себе взгляд. Нежны и ласкающий. Как же мне хочется узнать, о чем он думает в такие моменты. Я закусываю губу и провожу пальцами по шершавой каменной кладке. Но мне хочется прикоснуться к нему, запутать пальцы в его волосах.
«Но это не по правилам. К черту! И я устала следовать бесконечным правилам, которые загоняют в рамки. И я никогда никому не говорила об этом. Хочется кричать!!!», срываются первые капли дождя.
– Джаспер, нас ждут в замке, – коротко бросаю, но не спешу выходить из нашего укрытия. Я вообще не хочу туда идти, хочу сбежать, вырваться от опеки Маркуса, которая в последнее время душит, словно змея.
Я слышу, как по лужам бегут две пары ног, парочка хихикает и обменивается фразами, чем они могут заняться, чтобы согреться. Знаю, что Джаспер тоже их слышит, поэтому стараюсь не смотреть ему в глаза. слишком трудно спрятать свои эмоции. Втягиваю воздух, и жажда обжигает горло, нервно сглатываю. Я хочу есть, но я не знаю, как отреагирует Маркус, если я буду охотиться здесь? «К черту всё! Хватит оглядываться и ждать его одобрения или порицания», под натиском моих пальцев камень начинает крошиться.

ОФФ

тоже попыталась написать от первого лица. Писала впервые так что...

+1

4

Я давно изучил твои эмоции и привычки. То как ты закусываешь губу - говорит о том, что твои мысли становятся с оттенком любопытства и влечения, а желания приобретают притягательную силу. Но ты сдерживаешь себя, как и всегда, обладая исключительным самоконтролем. Я всегда придавал твоей силе значение, в отличие от окружающих нас слуг Смерти. Белла, ты должна была стать одной из тех, кто защищает справедливость и любовь ценой собственной жизни. Такие как ты способны на жертвенность, которая сродни очищению души. Но единственное на что тебя обрекли - вечные скитания во тьме и преклонение головы перед ненавистным господином.
   Ещё раз вдохнув аромат свободолюбивой Вероны, я соглашаюсь с тем, что нам пора вернуться к своим обязанностям. Пробегающие мимо нас молодые люди нарушают уединение и возвращают к тем чувствам, когда восприятие мира становится тусклым и лишь утоление жажды вновь наполняет его красками. Эти юные смертные, они свободны и их жизнь словно краткий миг прекрасна своей хрупкостью.
   - Оставь их, - чувствуя, как Белла хочет поддаться искушению, накрываю её бледную ладонь своей. Мне почему-то хочется быть сегодня великодушным, хотя я знаю, что не смею решать кому жить, а кому умереть. Взглянув на трещины под пальцами, я убираю наши ладони и делаю шаг ближе к Белле. Её эмоции словно смесь самых невероятных красок, а может быть я сравнил бы их с пряными специями Индии. Всегда мечтал увидеть своим глазами эту невероятную страну. Жажда Беллы передаётся мне, я чувствую её как свою и сопротивляюсь за нас двоих.
   - Утолим жажду в назначенный срок, чтобы не навлечь ещё одно наказание от Совета. - произношу я спокойным тоном, но в моих глазах сейчас я не скрываю истинных чувств - мне ненавистно существование хозяина и я жажду освободиться, но я не смею привлекать сейчас к себе малейшее внимание Совета - Как только Совет уйдёт в покои, я покину замок. Ну вот я и  открыл тебе свою тайну, Белла. Ты должна понять меня. Я замираю, ожидая реакции на мои слова, но моя спутница слишком спокойна. - Белла, я понимаю, что ты, возможно, осудишь меня, но я устал быть рабом. Я не могу оставить тебя одну и предлагаю последовать за мной. Это опасный путь, но я готов взять на себя вину, если мой план обернётся против меня. Тебе ничего не будет угрожать.

+1

5

Чтоб существовать, мне не нужно дыхание, но каждый раз, когда я оказываюсь в такой опасной близости с тобой, мне не хватает воздуха, как будто я – выброшенная на берег рыба. Сглатываю яд, заполнивший рот. Я смотрю в твои глаза темного рубинового цвета, самого прекрасного, который только могла создать природа, и тону. Мне кажется, Марксу уже давно пожалел о том, что обратил меня. Зачем он это сделал? Он никогда не отвечал на этот вопрос. Возможно, я напоминаю ему, кого-то из далекого прошлого Волтури. Наша с ним связь с каждым днем становится всё призрачнее, равно как моя связь с тобой становится всё крепче, как будто от меня к тебе тянется уже не тонкая ниточка, а прочный канат. Но я никогда не скажу тебе об этом.
Я закрываю глаза. Ты успокаиваешь мою жажду, и я вновь возвращаюсь в этот мир: мир полный лицемерия, предательства, жестокости и боли. Мне кажется, что всё прекрасное, что существует: любовь, преданность, верность… – теряется, бледнеет, исчезает. Встречаю твой взгляд, и вижу отражение своих эмоций, мыслей.
– Ра-бом… – выдыхаю по слогам. Я всегда боялась признаться, кем на самом деле стала в этом замке, но ты всегда умеешь найти подходящее слово. Именно рабой Маркуса и была я всё это время: и до обращения, и тем более, после. Спокойствие. Я переосмысливаю сказанное тобой, но следующее твоё признание выбивает почву из-под ног. Я сдерживаю себя, чтобы не поддаться первому порыву, я пытаюсь обуздать свои эмоции и вздыхаю. Внимательно слежу за движениями твоих губ, целуя их взглядом. Отважусь ли я когда-нибудь сказать тебе о своих истинных чувствах, ведь я всё время прячу их даже от самой себя. Улыбка слегка касается губ. Мне кажется, что мы прекрасно дополняем друг друга. За мою короткую, даже по сравнению с Уитлоком, вампирскую жизнь, все поняли, что мой дар – это защита от любого ментального воздействия. И благодаря Маркусу я развивала свои способности.
– Мне не за что тебя осуждать. Ты сам в праве выбирать свой путь. Ты не можешь меня оставить, – повторяю твои слова. Поднимаю руку, и кончиками пальцев касаюсь твоей щеки. – А я не могу оставить тебя, Джаспер…
«Я закрою нас на Совете и после. Никто не узнает, а когда хватятся - будет уже слишком поздно», пообещала сама себе, отстраняясь.
– Идем, у нас почти не осталось времени. Мы привлечем к себе слишком много внимания, если не будем ползти медленно, как люди.

0

6

Ты стоишь передо мной, закрыв глаза, и хочется прикоснуться губами к застывшим ресницам. Но я сдерживаю себя, отстраняясь от этого желания, ведь сейчас я должен думать о другом. Я обязан защитить тебя, если сегодня ночью мы навсегда расстанемся. Мне некому доверять, всё же это не значит, что я не имею влияния на некоторых слуг. Я сделаю так, что ты будешь в безопасности и мой уход даже караем тени не коснётся тебя.
   Ты произносишь одно только слово, тихо, как будто впервые примеряя его на себя и мне жаль, что я заставил это сделать.  Но твоя нерешительность исчезает и на губах появляется едва заметная улыбка. О чём ты думаешь, Белла? И я ждал этих слов, где-то глубоко бережно хранимых. Я рад, но всё ещё сомневаюсь - пойдешь ли ты до конца. Отстранившись, ты меняешь свои эмоции, словно на них ложится густая тень и я уже не чувствую тебя так, как несколько мгновений назад. Ты права и я следую за тобой. <...>

  Перед рассветом. Покои Маркуса Волтури.
 
  <...> - Я не мог покинуть тебя, не попрощавшись. - Голос мой холоден как никогда и я готов убить. Руки сжимают горло Маркуса, заполняя тонкие трещины на его мраморной коже кровью. Это кровь его слуг, которые так отчаянно бросились на защиту своего господина. Жалкие люди, не ведающие истинной преданности. Я - лишь орудие, уничтожающее слабоумных ценителей смерти. - Вспомни тот день, когда ты посмел прикоснуться к ней! - Голос потерял спокойный тон, когда воспоминания обжигающим потоком заполнили меня. День, когда Белла умирала в муках на моих глазах и я был лишён права облегчить её страдания. - Я поклялся убить тебя. Я долго ждал этого дня и он настал.

   Джаспер наслаждался этим моментом, когда впервые почувствовал страх Маркуса. Взгляд древнего вампира метнулся в сторону, где стояла Белла. - Посмотри как прекрасна твоя Смерть. Не каждому выпадает такая честь, Маркус. Ненавистный враг был повержен, все карты легли так, как рассчитал Джаспер и только одному ему было известно, что малейшая оплошность могла разрушить всё, через что он прошёл в одиночку. Если бы Маркус заподозрил хотя бы намёк на тщательно разработанный план, Уитлок был бы давно казнён вместе с теми, кто под его же влиянием пошёл на преступный сговор.

+1

7

– Маркус, почему ты решил меня оставить сегодня здесь? С собой? – я стою у единственного в комнате окна и смотрю в предрассветное небо. Знаю, насколько неуместен этот вопрос. Ответ прост: ты – хозяин, и только ты решаешь, где, когда и как долго мне быть. Но сегодня это закончится. Оборачиваюсь к тебе, в моих глазах лучится нежность. Я прекрасно научилась скрывать свои истинные эмоции, надевая угодную господину маску. В глазах немой вопрос, и улыбка касается моих губ. Маркус подзывает меня к себе, и я забираюсь на колени, сворачиваясь клубком, как маленькая. Я прекрасно знаю, что сейчас творится в подземельях, и пытаюсь отвлечь хозяина, рабой которого я стала. Мне это прекрасно удается. Ладошки сжимают лицо, не давая повернуть голову, я хочу запомнить его таким, потому что уже через минуту оно исказится от страха, боли и ужаса. Когда бесшумно появляется Джаспер, я уже стою на другом конце твоих покоев. И там, где только что были мои пальцы, сейчас пальцы Уитлока.
Я расширяю свой щит, окутывая тебя, укрывая. Я просто любуюсь тобой. Твой голос для меня, как музыка, закрываю глаза, позволяя ей ласкать слух. Но тут же открываю, удивленно смотрю на тебя – твои признания… Отважились бы мы озвучить их когда-нибудь, если бы не сегодняшняя ночь? Взгляд Маркуса прожигает меня насквозь, а во мне закипает боль, ненависть и злоба. Он впервые видит меня без маски, и приходит в ужас от увиденного. Я действительно похожа на ангела Смерти.
– Это ты сделал меня такой, – в голосе насмешка. Я уже стою за спиной хозяина. Склоняюсь над ним и, обхватив голову руками, губы касаются лба, запечатлевая поцелуй. – Прощай, Маркус, – и вот я вижу в глазах облегчение: сколько веков ты ждал этого? – Свободны, – шепчу я, рывком сворачиваю шею Волтури, и тяну на себя. Перехватываю голову за волосы и снимаю со стены факел. За секунды тело охватывает огонь, как сухой хворост. Я почти физически ощущаю, как с меня падают эти кандалы, которыми ты, хозяин, приковывал меня каждый день к себе, отпуская лишь иногда.
– Свободны, – повторяю я, приближаясь к Джасперу. Пальцами касаюсь щеки, измазанной кровью, стираю её, а потом прикасаюсь губами, слизывая языком капельки. Не давая тебе опомниться, выпрыгиваю в окно и бегу прочь от замка.

Ангел Смерти

[audio]http://pleer.com/tracks/14102862DCm[/audio]

+1


Вы здесь » Сумеречный мир » Альтернатива » Остался лишь намёк на прошлое...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC