Сумеречный мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумеречный мир » Настоящее » Меткий экспромт - попадание в цель до выстрела -3'3-


Меткий экспромт - попадание в цель до выстрела -3'3-

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Вернуться на шаг назад <=


Место действия: Сиэтл, штат Вашингтон, США. Городской музей. Квартира Беллы Свон.
Время: Вечер, ночь
Участники: Джаспер Хейл, Белла Свон.
Описание: Джаспер Хейл следит за Беллой Свон.
Предупреждения: польба по вомперу из минигана Мститель)))
Погода: ветрено, ночью гроза


0

2

Город медленно погружался в сумерки, когда автомобиль покинул пределы поместья, где располагался штаб, если это так можно назвать, Церкви Нового света. Водитель всю дорогу молчал, да и у Беллы не было особого желания с ним говорить. Она думала о том, чему свидетелем она стала, какой информацией теперь обладает, вертела в руках телефон, любезно предоставленный ей Лукасом взамен погибшего в огне.
Если бы всё так просто было заменить, с грустью подумала девушка, переворачивая в руках этот телефон и борясь с желанием опустить стекло и выбросить аппарат к чертовой матери, но… Денег на покупку нового у меня сейчас нет, а просить помощи не у кого. Разве что у Леонардо.
Она вздохнула, съехав еще ниже, и теперь Белла почти лежала на заднем сидении авто. Она даже не пыталась запомнить дорогу – не хотела больше возвращаться в это место. Сам довольно эксцентричный хозяин, которому бросилась на выручку Свон, ей понравился: вдумчивый, начитанный, хоть и видно, взбалмошный, что не характерно для священников. Он не читал ей проповеди и не говорил обычные для утешения фразы. Он позволял себе более тесные для пасторов контакты, и всячески отвлекал Беллу от мыслей о случившемся. И если бы не те знания, которыми Лукас поделился с Беллой, возможно, она бы захотела продолжить с ним общение. Но её настораживало и отталкивало слепое поклонение, которое успела заметить девушка у тех, кто окружал Луку. Все вокруг превозносили его, причисляя к лику Святых.
Вампиры, покачала головой. Ну, не бывает такого. Ну, как Бенджамин мог оказаться вампиром? Что они вообще говорят? Нельзя обычного убийцу… Оправдывать детскими сказками. Но Лукас… Он ведь…
Машина резко затормозила и девушка, не прощаясь и ничего не говоря водителю, поспешно покинула салон, забрав белую в тон пальто сумочку. В ней была одна-единственная вещь – пистолет. На кой черт Белла согласилась взять его, она не знала. Но Брэндон и Лукас были настолько убедительными, что противостоять мнению двух мужчин, выискивая аргументы, не было сил.
По улице, где водитель высадил Беллу Свон, сновали прохожие, а над ней даже не возвышалась, а грозно нависала, подчеркивая своё величие, Космическая игла – визитная карточка Сиэтла. Неподалеку находился музей, в котором Белла коротала часы, когда ей надо было подумать. Еще студенткой она частенько заходила сюда, а позже, когда стала искусствоведом, она еще и получила пропуск в спецхран музея. Именно сюда Свон и направилась, свернув в неприметный узкий переулок между зданиями, чтобы зайти через черный ход.
Она поздоровалась с охранником, быстро объяснила ситуации, и он выписал ей временный пропуск, прошла к стеллажу, где были расположены альбомы со старыми фотокарточками: выцветшие, растрескавшиеся от времени и не привального хранения еще до того, как они попали в музей. Девушка любила их рассматривать, словно так можно было перенестись в другую эпоху. Но сегодняшний визит её был недолгим. Она уставилась на фотографию. Быстро перевернула её и прочитала надпись «Майор Джаспер Уитлок, Армия Конфедерации, 1862 год», а еще значился номер стенда в выставочном зале музея.
– Что? – Белла огляделась по сторонам, надеясь, что не привлекла к себе внимание. – Этого не может быть.
Девушка включила дополнительную лампу и взяла увеличительное стекло. Фото определенно было настоящим, четким и в хорошем состоянии. Можно было предположить, что Бенджамин был много раз пра- внуком мужчины с фотографии, но эту ухмылку подделать было нельзя!
Белла осторожно спрятала фото в сумку, чтобы никто не увидел, и поспешила в зал, где под стеклом располагались еще фотографии, отражающие события той войны.
Нет, я отказываюсь в это верить! Как такое может быть? Но Лукас сказал… Теперь слова священника о том, что он знает этого Бенджамина, приобретали совсем иной смысл. Картинка из осколков собиралась в целостное полотно: Белла Свон оказалась втянутой в «войну, которую ведет человечество против вампиров». Именно так сказал священник Церкви Нового света.
– И зачем им понадобилась я? – тихо проговорила девушка, но в пустом зале голос прозвучал слишком громко. Белла улыбнулась сотруднице и жестом показала, что всё в порядке.
Сердце колотилось, и казалось, что в голове работает какая-то адская машина, но, когда Свон слегка приподняла крышку, сигнализация не сработала. Перед ней был стенд, с фотографиями. Белла всматривалась в лица, выискивая знакомые черты.
Вот он – справа, склонив голову на бок, Белла рассматривала мужчину в военной форме. И как я сразу не распознала военную выправку?
Она даже не отдавала себе отчет в том, что любуется этой полковой фотографией, и так хотелось вскрыть этот стенд и достать еще и это фото.
Мурашки побежали по спине, когда Белла заметила отражение рядом с собой. Волнистые волосы были так же непослушны, но больше ничто не выдавало в мужчине события прошлой ночи. Девушка резко развернулась и застыла. Сердце пропустило несколько тактов, словно готово было замереть навсегда.

+1

3

Сумерки жадно глотали стеклянные высотки города, вечер сменил день, но на улицах всё так же было людно. Вампир был обделён вниманием людей, суетящихся вокруг , видимо, как неприметный прохожий. В назначенное время Джаспер вошел в двери главного зала городского музея. Элис определила точное время и точное место, где Белла Свон должна была появиться без какого-либо сопровождения. Ничто не могло помешать этой встрече. Вампир знал и о том, что девушка появится через чёрный ход и какое-то время останется вне досягаемости.
   Всё именно так и было, когда стрелки больших часов, нависающих над одной из витрин с экспонатами,  достигли определённого часа. Хейл ещё раз мысленно поблагодарил свою напарницу за точность видения будущего и стал наблюдать за Беллой издали. Он оставался спокоен и терпеливо ждал подходящей минуты, чтобы подойти ближе. Зал, куда направилась перевозбуждённая девушка, был пуст, если не считать пожилой дамы, сотрудника музея, пытающейся не поддаваться вечерней полудрёме.
   - Что ты выдумала? - Вампиру показалась интересным эта резкая смена настроения девушки. Он следовал за ней бесшумно, оставаясь незаметным. Медленно ступая по мраморному, натёртому до блеска, полу, Хейл остановился позади. Несколько шагов отделяли его от той фотографии, на которой он видел своё собственное лицо. Взгляд не спеша прошёлся по надписи и остановился на цифрах, указывающих на дату снимка, хоть это было и не обязательно, потому что Джаспер очень хорошо помнил всё до мельчайших подробностей, связанное с последними человеческими воспоминаниями.
   Сделав шаг, и расстегивая одной рукой черное короткое пальто, которое ему купила Элис, вампир выдал себя, едва стекло уловило его, отразившиеся на прозрачной поверхности, черты лица.
   - Его ты тоже спрячешь в свою сумку? - Произнёс Джаспер спокойным и даже доброжелательным тоном, а затем его губы сложились в полуулыбку, - Наверное я должен разбудить эту пожилую даму и потребовать проверить твои карманы, воровка. Хейл сделал последний шаг, отделяющий его от девушки. Бледные прохладные пальцы вампира аккуратно легли на запястье Беллы. Медленно, но требовательно, он потянул к себе руку, которая держала старую фотографию. Глядя в карие глаза, полные замешательства, Джаспер по-человечески громко вдохнул и выдохнул, слегка качая  головой из стороны в сторону, - Плохая, плохая девочка Белла! Сделаешь хоть одну попытку нарушить эту восхитительно прекрасную тишину и я перекушу твою артерию всего за две секунды. - Он улыбнулся шире, показывая острые клыки, которые если не демонстрировать, умело скрывал даже за самой искренней улыбкой, - И ты уже никогда не преуспеешь в воровстве, жизнь закончится скучно и бездарно. Вампир прибывал в хорошем настроении и на него нашла ностальгия по былым временам, что способствовало лишней болтовне и уклонению от намеченных целей.
   - Ты права, меня зовут Джаспер. - Любезно ответил вампир на вопрос, - Но тебе стоит не упоминать моё имя в своей компании. Сменив тон на более жёсткий, Хейл разжал пальцы и отпустил руку Беллы.

+1

4

Оглушительно стучало сердце, но Белла отчетливо слышала слова Бенджамина, или Джаспера, сейчас она была в замешательстве. Его голос всё так же, как и при первой встрече, обволакивал своей бархатностью и мягкостью.
– Откуда? – «ты знаешь» так и не было произнесено. Глаза Свон от испуга стали еще больше и в уголке блеснула слеза. Сейчас её карьера могла бы бесславно окончиться, даже не начавшись, потому что говорить, что фото подкинули, бессмысленно.
Но стоит ли так уж дорожить своей работой и карьерой, когда на кону твоя жизнь? Белла только слегка вздрогнула и громко втянула воздух, закусывая губу и покорно склоняя голову на бок, когда прохладные пальцы обхватили её запястье. Он с легкостью мог сломать ей руку, но почему-то медлил, ведь и Белла не собиралась ничего предпринимать: ни звать кого-то на помощь, подставляя старушку-смотрительницу, ни убегать, наперед зная, что это невозможно, если только Джаспер сам не позволит ей от себя уйти. Она смотрела ему в глаза, пока не защипало от боли, потом закрыла, медленно облизала губы. Как бы не пыталась она скрыть свой страх и показать свою самоуверенность, но она дрожала, как лист на ветру.
Свон заметно вздрогнула и задохнулась, отпрянула назад, когда показались удлиненные клыки, она засопела то ли обиженно, то ли испуганно, то ли просто за таким дыханием пыталась скрыть подступавшие слёзы.
– Я не,.. – шепотом начала она оправдываться. Но как объяснить, зачем она взяла фото? Чтобы защитить? Кого? Вампира, которому полторы сотни лет. Не смеши. Он прекрасно мог обходиться и без помощи несмышленого человека. Поэтому Белла просто отрицательно покачала головой. Признаться, глядя мужчине в глаза, что она украла фото только потому, что на этой карточке он сам, это всё равно, что признаться если не в любви, то в симпатии.
Он был так близко, что девушка чувствовала легкое дыхание при речи, от этого непослушная прядка слегка покачивалась, а кожу покалывало от яркой смеси чувств и эмоций: страх, испуг, замешательство, беспомощность, стыд и обреченность, но были ещё и интерес, озорство, любопытство, восхищение, восторг и возбуждение.
Это сбивало с толку саму девушку. Она прищурила глаза, в которых сейчас проскользнула тень вызова, горделиво приподняла подбородок, сокращая расстояние, когда Джаспер, наконец, отпустил её руку. Быстро сунула фото себе в сумочку.
– Так чего же ты ждёшь? Давай, – она кивнула в сторону пожилой доньи, – разбуди её, – глаза девушки зло сверкнули. – Пусть меня посадят за воровство, майор Джаспер Уитлок. Не велика разница: сгнить в психушке или в тюрьме, не так ли?
Дама, кутаясь в пеструю шаль, поднялась, чтобы размять косточки, и скрылась в другом зале.
Сердце Беллы отбивало сумасшедшее стокатто, а дыхание сбивалось, она не знала, что предпримет вампир, а он мог, как дать ей спокойно уйти вместе с его фотографией, так и сдать её, подняв шумиху.
– В моей компании? – она вопросительно склонила голову. Сейчас она смотрела на Джаспера снизу вверх. – Как скажешь. Всё равно он знает, кто ты, а ты знаешь, кто он. Так какая разница, как именно я буду тебя называть: Джаспером или Бенджамином? – Рядом раздалось вежливое покашливание, напоминающее о том, что пара находится в общественном месте, и нужно соблюдать рамки приличия. – У вас очень интересные экспозиции, впрочем, я впервые сталкиваюсь с историей, – она сделала подчеркивающую паузу, – в этом зале.
Интересно, что она себе надумала? Неужели это со стороны выглядит как... Никак это не выглядит. Тебе нужно спасаться от него, а ты тут слюни распустила! Возьми себя в руки, он тебе шею свернуть готов, а ты... Вспомни, что он сделал с Джейкобом! Подсознание огрызнулось и клацнуло зубами.
И по какому праву ты указываешь мне, что делать и чего не делать? После... – она пыталась выглядеть смелой, хотя сейчас выглядела совершенно беззащитно и невинно в этом белом пальто.
Белла быстро обогнула Джаспера, ожидая, что в любой момент он может окликнуть смотрительницу, или позвать охрану, или просто схватить её за руку. Идти ровно и уверенно получалось очень плохо, но девушка изо всех сил старалась вернуть себе самообладание.
Почему рядом с ним всё становится совершенно иначе? Я забываю, что нужно дышать, и как нужно вести себя я тоже забываю. Мне страшно и интересно одновременно. Я хочу сбежать и остаться? А за этим фото придется вернуться в другой раз, или сегодня спрятаться в музее?
Она оглянулась через плечо, чтобы еще раз взглянуть на своего преследователя, подавляя желание подбежать к стенду, разбить его и забрать фото. Инстинкт самосохранения, молчащий до этих пор, завопил, что девушке пора уносить ноги.

0

5

Он не использовал свою способность распознавать и манипулировать эмоциями, потому что хотел изучить эмоциональную сферу девушки в её первозданности. Было интересно "наблюдать" за тем, как противоречивые, по отношению друг к другу, чувства пытаются занять более выгодное место и представить себя во всей красе. Белла была излишне эмоциональна и то, как она пыталась справиться с собой выглядело неуклюже. Хейл подумал о том, что ей к лицу театральные подмостки, где привычка закусывания нижней губы вполне может сойти за манерность и намёк на скрытые желания, и всё для зрителя падкого на скучные спецэффекты.
   - Или слишком глупа, или дерзостью скрывает страх, защищаясь... Или и то и другое, - Джапер не мог найти точного объяснения, которое характеризовало бы спонтанность и мутность поступков и эмоций Беллы. Сбившееся дыхание и чеканящее удары сердце, ускоряющее пульс девушки, подобно однообразной мелодии затертой пластинки, отражались эхом от стен и раздражали тонкий слух вампира. Но было во всём это что-то ещё, едва заметное и лишь на несколько мгновений уловимое, что он заметил и старался не упустить из внимания.
   - Тебя никогда не интересовали люди, Уитлок, что за вздор. - Мне даже нравится твоя дерзость, - Ответил Джаспер, - Но это ничуть мне не льстит. Он отошел на пару шагов в сторону, будто бы рассматривая Беллу с ног до головы и оценивая её шансы. Конечно же, вампир думал о том, почему Лука не убрал ненужного свидетеля и подготовил ли он сюрприз для старого знакомого.
   - Я предупреждаю тебя по праву того, кто способен не только отнять жизнь, но и обрести душу на вечное скитание во тьме.., - Его голос звучал тихо, но слышно было каждое слово и обстановка вторила настроению. Джаспер позволил себе показать человеку одну из своих истинных эмоций. Тяжесть прожитых лет, отпечаталась печалью настолько густой, что сквозь неё мир ощущался глухо и тускло. Зал наполнился влиянием вампира, который смотрел на старый снимок и узнавал каждого, стоящего плечом к плечу, сослуживца. Пожилая дама, сотрудник музея, схватилась за сердце, которое не выдерживало натиск и её глаза поблекли. Хейл не почувствовал ни капли сожаления от того, что его дар способен лишить кого-то жизни. - Выживает сильнейший. И умереть от печали, разве это не красивый уход.
   Вампир покинул зал. Он намеревался встретиться с Беллой ещё раз, но только в более интимной обстановке. Адрес ему был известен и оставалось время на неспешную прогулку в одиночестве.

+1

6

Ей не нравилось это чувство – Джаспер рассматривал Беллу, словно под микроскопом, а она даже не пыталась укрыться от него, только защищалась, как умела. Она остановилась и повернулась к Джасперу. В глазах девушки отразился ужас, который тут же сменился обреченностью, а потом – желанием жить. Она прекрасно осознавала его слова.
– Так, почему ты до сих пор не сделал этого? – в глазах заполыхала ярость. – Если тебе так этого хочется? Боишься или…
Сердце сжалось от печали, боли и тоски. Белла не понимала, что с ней происходит. Вся её решительность куда-то испарилась. Ей захотелось снова стать маленькой, залезть к отцу на руки, и чтобы мама почитала сказку о девочке с волшебными волосами. Свон медленно проводила вампира взглядом, замечая в его глазах отражение такой же печали, которая с головой накрыла девушку. О чём он думает? Сожалеет, что его жизнь никак не закончится? Больше Белла ничего не видела – глаза наполнились слезами, и всё стало размытым и смазанным.
Она всегда стеснялась плакать, считая это проявлением излишней слабости, но сейчас у неё не осталось сил бороться с собой и своими принципами. За последние два дня слишком многое произошло, чтобы сейчас думать о таких мелочах.
Белла в мельчайших подробностях помнила тот день. Комиссар полиции лично сопровождал её на опознание. Чарли был прекрасным человеком, мужем и отцом, а еще он был прекрасным полицейским. Поэтому дочь Свонов избавили от всей волокиты, но не могли избавить от процедуры опознания. Горячие потные руки сжимали хрупкие плечи, но это ничуть не смущало Беллу. Ей было страшно от того, что не было в тот момент слёз. Ей казалось, что внутри что-то надломилось, что она никогда больше не будет плакать. Ошиблась. Не прошло и пары часов, как забившись в угол ванной, она сидела на полу, а в её руках плясала опасная бритва. Что тогда сдержало её от такого страшного шага?
С тех пор я так и разгуливаю по краю пропасти, только и ожидая, когда же жизнь оборвётся. Но как только я чувствую, как подо мной начинает осыпаться почва, я хватаюсь за любую возможность, даже самую призрачную. Почему бы не покончить со всем этим?
Горячие слезы на побледневших щеках выглядели, словно капельки росы, которые скатываются по стеблю, задерживаясь на самом кончике, а потом срываются вниз, и стебелек пружинит, выпрямляется. Так и Белла в какой-то момент расправила плечи, стерла слезы тыльной стороной ладони.
Девушка резко развернулась, а потом заметила, как покосилась на стуле пожилая донья. Её пестрая шаль упала к ногам, зацепившись несколькими кистями за узловатые пальцы. Белла бросилась к ней, упала рядом на колени и стиснула руку и принялась звать на помощь. Подбежали другие сотрудники, охранник, стали расспрашивать, что произошло, но Белла лишь покачала головой, показывая, что ничего не знает.
– Я только вошла в зал и увидела, что дама падает со стула, подбежала к ней. Простите, мне домой надо, меня ждут родители, – Белла выглядела несколько моложе своих лет, поэтому отмазка про родителей иногда срабатывала, как, например, сейчас. Она продиктовала охраннику по привычке свой старый номер телефона и быстро удалилась, воспользовавшись общей паникой. Зацикливаться еще и на смерти малознакомой старушки было выше её сил.
Когда Белла вышла из музея, перед центральным входом в здание уже стояла карета скорой помощи. И девушка поспешила смешаться с толпой зевак.
А отойдя на несколько сотен метров от музея, она остановилась. Слишком запоздало вспомнила о пистолете, который грузом лежал в сумочке.
– Что ж, мистер Уитлок, при нашей следующей встрече я не растеряюсь. Я знаю, как нужно будет действовать.
Она попыталась восстановить всё в мельчайших подробностях, чему её учил сегодня Брэндон и Лукас и неспешным шагом отправилась домой, хоть и было довольно прохладно. Ей нужно было просто проветриться и выбросить дурные мысли из головы. Ведь стоило закрыть глаза, как перед ней возникали улыбающиеся лица тех, кого больше никогда не будет рядом.

+1

7

Вены были достаточно перегружены от, покалывающей их время от времени, питательной густой жидкости. Но сердце было иссушено, подобно мертвому пересохшему оазису среди пустыни и вечных песков неизбежности сути того, кем являлся мистер Хейл. Он лежал на прохладных простынях с закрытыми глазами, буквально впитывая каждой клеткой, ожившей под натиском живительной человеческой крови, приятный  аромат Беллы Свон.
- Беелллаа, - растянуто и тихо, смакуя каждый слог, произнёс вампир. Окно было распахнуто и свежий воздух кружил аромат девушки по всей комнате, кружа и голову незванного гостя.

Всего лишь коротки миг укола, детка,
чтобы ощутить головокружение,
пустить мой рассудок под откос.

Способность вампира имела довольно тонкую структуру, если это можно так выразить словами, поэтому, когда он был сыт и сосредоточен - она достигала совершенства в действии. Джаспер улавливал каждую эмоцию всех живых существ в радиусе довольно широком от места, где находился. Он не чувствовал ни хаоса в переплетении чужих чувств, перебивающих друг друга в зависимости от насыщенности и яркости, ни перенапряжения от их "шорохов" вокруг него - всё оживало и умирало одновременно, устремлялось ввысь и падало в пропасть.

Когда Белла появилась вблизи своего дома, Хейла уже не интересовали другие люди, лишь только мисс Свон, спешащая как бабочка в логово паука.
- Прошу простить, я без приглашения, но мы не закончили... наш разговор. - В тишине голос вампира звучал всё так же ровно, не громко, и лишь на последних словах, после короткой паузы, он открыл глаза и повернулся на бок, подставив руку под голову, чтобы было удобнее рассматривать девушку. - Твой страх сбил бы меня с ног и сбросил вниз с обрыва, как беспокойные воды Ниагарского водопада, будь я в более вертикальном положении, чем сейчас. - Улыбка и довольный приглушённый смех Джаспера в сочетании казались довольно дружелюбными. Он чувствовал эмоции девушки так отчётливо, словно она кричала об этом со сцены в несколько микрофонов сразу.

+1

8

Дом, в котором она живет, всегда охвачен полумраком. В парадном никогда не включаются лампочки, лифт не работает, стены обшарпаны, с растрескавшейся краской, складывающейся в причудливые рисунки. Девушка всегда старалась, как можно быстрее подняться на свой этаж, минуя несколько довольно опасных, как она считала точек: на одном из этажей жил пьяница, от которого всегда – в любое время суток – несло перегаром, а  через два этажа жил парень, приторговывающий наркотой. Белла всегда вглядывалась в темноту и готовилась к рывку, приближаясь к этим контрольным точкам. Но потом можно было расслабиться и уже спокойно подниматься в комнату под крышей.
Но сегодня, кажется, было легче. Хотя, как говорят, когда кажется, креститься надо. Свон сжимала рукоять пистолета, и тот довольно непривычным грузом давил на ладонь. Девушка всё время дёргалась, но она не видела другого выхода. Ей нужно было защитить себя, раз уж её выследил этот Бенджамин. Или майор Уитлок. Она не понимала ровным счётом ничего, но в то же время отказывалась звонить Лукасу. Хотела хоть немного собраться с мыслями, что ли?
Ей просто хотелось оказаться в своей уютной квартирке, чтобы никто не трогал её. Возможно, позвонить на работу и предупредить об отсутствии, отпроситься на несколько дней, принять ванную или посмотреть комедию, забравшись прямо в кровать с ведёрком мороженого.
Белла открыла дверь и тут же захлопнула, заслышав шаги несколькими этажами ниже, быстро повернула замки. Её сердце билось учащенно, а дыхание стало поверхностным, и кровь прилила к щекам. Черт, я так совсем стану параноиком, подумала девушка, сбрасывая туфли. Ей хотелось поскорее сбросить с себя непривычную чужую одежду, переодеться во что-то своё.
– Кто здесь? – она дернула на себя, только что отброшенную на столик сумочку и вгляделась в темноту, но никого не увидела. Только голос. – Как ты…
она не закончила фразу, потому что она теряла смысл. Если бы Белла говорила с человеком, можно было бы пытаться выяснить, но спрашивать у вампира, как он забрался на верхний этаж?.. По меньшей мере глупо.
Она вошла в комнату, сжимая в руке пистоле, снятый с предохранителя. Ветер трепал занавески у раскрытого окна, а комната озарилась вспышкой молнии, освещая кровать и лежащего на ней Джаспера. Белла боялась, хоть и пыталась не показывать этого. Её сердце выдавало это, адреналин, гуляющий по крови, дрожащие коленки и руки.
Уитлок вёл себя нагло, словно не он влез в чужой дом, а сама Белла проникла в его логово. Лежал на кровати, подперев рукой голову, но был столь же прекрасен, как и во время танца с ней вчера вечером. Это было только вчера, а событий могло бы хватить на несколько месяцев, даже лет, жизни. Белла сделала еще пару шагов, чтоб уж точно видеть, куда целится.
– О, да вы, майор Уитлок, настоящий романтик и стихоплёт, какие образы, какие формы, – она резко вскинула дрожащую руку. Пистолет в ладони просто плясал, волнение мешало сосредоточиться и нормально прицелиться. – Я тебя не боюсь!
Вскрикнула она, но голос утонул в раскате грома. Освещенная молнией, её тонкая фигура в белом плаще выглядела сейчас несколько зловеще. Ей пришлось придержать одну руку другой для верности.

0

9

- Полагаю, ты осведомлена кто я, - произнёс Хейл, глядя на дрожащую от страха и, звенящего в венах, адреналина Беллу. - Твои друзья позаботились о твоей безопасности слишком халатно, ты не находишь? Вампир убрал руку из-под головы, лёг на спину и расслабленно выдохнул, закрывая глаза. Со стороны казалось, что ему стало скучно, он устал и решил немного вздремнуть.
- Эта игрушка в твоих руках не причинит мне вред, - Джаспер применил свой дар и начал манипулировать эмоциями Беллы. Он врал, демонстрируя, что пистолет является для него безвредным и девушке не оставалось выбора, как верить в эту ложь и придаваться сомнениям. На самом же деле, вампиру совсем не хотелось снова почувствовать осколки металла в своей плоти, особенно не будучи уверенным, что пули не являются разрывными и с начинкой в виде специального раствора разъедающего костную массу. - К тому же, - продолжил Хейл, - Я не собираюсь тебя убивать или калечить. Мне интересно, что стало с фотографией. Очередная ложь лилась из уст клыкастого правдоподобно, будто бы ему и впрямь было дело до старого никому не нужного снимка, от которого следовало избавиться, чтобы в дальнейшем больше не попадаться и не портить себе сюжетно-идеальную биографию. - Для меня этот снимок значит гораздо больше, чем я думал раньше.

После некоторой паузы, Джаспер поднялся с мягкой кровати и подошел к Белле. Его пальцы обхватили запястье девушки, которое явно занемело под тяжестью пистолета. Все эти действия происходили быстро и человеческое восприятие фатально проигрывало - девушка успела только моргнуть, как Хейл пропал из обзора и дуло пистолета было направлено в помятые простыни.
- Если не собираешься стрелять, не стоит начинать целиться. - Произнёс в тишине голос, а в открытое окно стали залетать крупные капли начинающегося дождя. Стоя ближе к Белле, Хейл вдохнул приятный аромат реагируя подобно ценителю-парфюмеру-маньяку, который находился в ожидании - какими оттенками может раскрыться именно "этот вкус". Он представил, как его острые клыки бережно и аккуратно вопьются в мягкость шеи, кровь заструится по его языку. Рука в предвкушении скользнула по талии девушки и Джаспер оказался за спиной Беллы, которая сейчас так же была "увлечена" эмоциями совсем ей не свойственными ранее.
- Чувствуешь тепло? В твоих венах жизнь - твоя и моя. - Последние слова он прошептал на ухо, пойманной в объятия, затем отпустил руку Беллы, в которой находился пистолет. Губы вампира прильнули к обнажённой шее и пульсирующей артерии, как только он освободил их от плена длинных локонов. Всего мгновение отделяло его от момента наслаждения.

+1

10

Он наслаждался её беззащитностью, он полностью владел ситуацией, и Беллу вздрогнула. Страх поднимался откуда-то из глубины. Животный страх жертвы перед хищником. Эмоции выходили из-под контроля, и не только эмоции. Сейчас она сомневалась уже во всём, что знает, что ей рассказал Лукас, Брэндон, чему её научили, и не была уверенна, что вообще удастся нажать на курок. А уж то, что это привлечёт внимание соседей, так и сомневаться не стоило. Прикрытием, конечно, могла стать гроза.
Никому нельзя доверять. Все предают. У меня никого не осталось, к кому можно было бы обратиться не то, что за помощью, а к кому модно было бы сбежать, чтобы переночевать. Как он выследил меня. Лукас ведь обещал, что я буду в безопасности, и что теперь? Теперь он оставил меня одну. И то, что пули ему причинят вред – тоже ложь. Все лгут!
Белла увереннее перехватила дрожащий в руке пистолет. Запястье от груза занемело, всё же для девушки это был новый опыт, но руки она не опустила.
– Снимок, там, где нужно, мистер Уитлок, и теперь они знаю, кто Вы, – она дерзко приподняла бровь, пытаясь не выказывать страха, наоборот, показать, что не боится вампира. Ложь давалась ей с трудом. Снимок, так и находился в её сумочке. Пусть думает, что она отдала фотографию Лукасу, и теперь Церковь знает, как выглядит её обидчик.
Она даже не успела понять, куда подевался майор Уитлок, Бенджамин или Джаспер. Какая разница, какое имя будет носить твоя смерть? Эмоции снова менялись, и сейчас девушка ощутила тепло, как и тогда, во время танца, когда сердце билось учащенно, когда кровь приливала к щекам, вызывая стыдливый румянец, как у девственницы, когда её касаются руки мужчины.
Заморгала, путаясь снова взять себя в руки, – безрезультатно. Она смотрела на пустую кровать, и даже не поняла, в какой момент её рука опустилась. Только почувствовала невесомое прикосновение, которому нельзя было не подчиниться. Страха больше не было. Было состояние, подобное эйфории, казалось, что её неизбежно уволакивает в пучину предвкушения наслаждения, и снова дрожь пробежала по телу. Белла чувствовала слабое тепло, исходящее от вампира, и казалось, что от его прикосновения, кровь закипает, и горячая волна поднимается от запястья, охватывает руку, плечо, поднимается по шее. И вот уже девушка доверчиво прижимается спиной к груди вампира, подставляя ему тонкую шею. Казалось, она совершенно забыла, чему её учили в Церкви, а может, просто истосковалась по прикосновениям, а эмпат слишком хорошо изучил её эмоции и желания. Белла не хотела думать сейчас ни о чём. Пока губы, а главное – зубы, Уитлока не оказались слишком близко к пульсирующей жилке.
Что со мной? Нет, прочь! Что я делаю? Собраться, как меня учили? Она от испуга раскрыла глаза и ударила локтем в солнечное сплетение мужчину позади себя. Девушка часто задышала, отпрыгнула и снова направила пистолет. Не было времени ни прицелиться, ни думать, ни что-либо говорить. Молния и последовавший за ней раскат грома сделали выстрел незаметным. Белла смотрела, как на груди Уилтока появилось какое-то пятно, он покосился, а сама девушка обессилено осела на пол. Около минуты она просидела вздрагивая от беззвучных рыданий, а потом подползла к телу, распластанному на полу.

Офф

Офф порадовал не меньше, чем пост, но мы же договаривались без членовредительства и убийства, ты мне ещё нужен)))

0

11

Хейл почувствовал совершенно не вписывающиеся в сюжет эмоции Свон, последовавшее за ними его раздражение испортило всё окончательно. А ведь всё могло быть идеально! Как в том старом фильмеце про Дракулу, который частенько пересматривался по возможности. Джаспер решил подыграть девушке, продолжая развлекать себя, и оттянуть подольше момент, когда убьёт наивную дурочку и ничего при этом не почувствует на самом деле.
    - Элис, мне пришлось это сделать... - В мыслях репетировал он, когда Белла вырывалась и пыталась ударить его. - Ха-ха, вот тут я должен немного принять вид растерянности.. - Выстрел.
    - БЛЯДЬ! ТВОЮ МАТЬ!
    Вампир повалился на пол, испытывая мучительное жжение в грудной клетке. - ЭЛИС, ОНА ПЫТАЛАСЬ УБИТЬ МЕНЯ И МНЕ ПРИШЛОСЬ! Хейл заставил себя не улыбаться при этих мыслях, чтобы не испортить сцену собственного убийства. План заключался в том, что он притворится мертвым и заманит поближе девчонку, чтобы не получить следующую пулю в голову. - Ублюдки проинструктировали как действовать. При мыслях о Луке и его соратниках у Хейла резко менялось настроение и появлялось одно желание - отомстить. - Но это чуть позже. Непременно. Вампир чувствовал боль и это напоминало ему отдалённо о человечности.
    И надо же как удачно, именно сегодня он надел белую футболку, практически единственную вещь белого цвета в гардеробе. Хотя он совершенно не обращал внимания на детали одежды, предпочитал всё же чёрный. Элис неохотно следовала его просьбе, но, учитывая все прелести образа жизни отродья дьявола, легче было избегать светлых тонов в одежде, чтобы не привлекать внимания и не тратить время на химчистки. Надо сказать, не смотря на то, что рана вампира тут же начала затягиваться и плоть постепенно выталкивала наружу пулю, кровь сочилась достаточно сильно. Такова уже природа и в том риск: теряешь больше крови - значит слабеешь. Выстрел в упор - это, конечно же, очень неприятно и большая глупость со стороны Хейла позволить себя так ранить. Но этот идиот надеялся на то, что перед этим плотно перекусил и тем самым не потеряет столько сил, чтобы стать лёгкой добычей. К тому же он собирался восполнить кровью Беллы вдвойне каждую потерянную каплю праздничного ужина.
    Как только Белла подползла достаточно близко, Джаспер приготовился к очередной выходке. Тем временем на его груди образовалось огромное кровавое пятно пропитавшее, разодранную пулей, материю футболки. Дыхание девушки и оглушительные удары сердца провоцировали устроить настоящий хоррор с элементами комедии и драмы одновременно.
    - Ну же, сладкая, прояви хоть каплю сострадания. - Подумал вампир и пустил в действие свою способность внушения эмоций. - Не бойся, вампир мёртв и не причинит вреда.
    Чувство спокойствия, уверенности и в итоге жалости к бедняге - вот, что внушал вампир.

+1

12

Гроза за окном разразилась не на шутку. Молнии выхватывали тело, лежащее на полу, и девушку, которая вздрагивала от каждого раската грома. Сколько времени прошло прежде, чем она смогла взять себя в руки и успокоиться хотя бы немного, Белла не знала. Длинный белый плащ, мешал передвигаться, и девушка то и дело рисковала растянуться на полу, но под ним ничего, кроме белья, не было, и хоть вампир был мертв, как пыталась убедить саму себя, она не решалась снять с себя неудобную одежду.
Но вот она несколько раз глубоко вздохнула, и такое спокойствие разлилось по телу, умиротворение. Девушка огляделась по сторонам, а потом подползла  ещё ближе к вампиру, распластанному на полу. На его белоснежной футболке растеклось кровавое пятно – всё, как и говорил Лукас. И даже не возникло мысли о том, чтобы позвонить Лукасу или Брэндону. Она была уверенна, что со всем справится сама, хотя даже не представляла, что нужно делать с трупом вампира посреди своей квартиры. Знала, что надо сжечь, но как и где? Хотя, возможно, если бы телефон был в поле зрения, Свон подумала бы об этом, ведь логично было бы сразу позвонить, как только она выстрелила и поняла, что попала, но Белла была слишком противоречивой, чтобы сейчас следовать голосу разума. Она осторожно протянула руку, чтоб коснуться тела, но он вида крови становилось дурно, закружилась голова, и девушка поспешно отвернулась.
– Что ж, майор Уилток, вы оказались не таким уже неуязвимым перед слабой девушкой, не так ли? – в голосе не было насмешки или превосходства, была только усталость и покой. Белла снова повернулась к нему, снова всмотревшись в черты лица. Она помнила, как танцевала с ним, поддавшись очарованию. Когда это было? День назад, два? Казалось, что прошла целая жизнь с тех пор, насыщенная разными событиями, погонями и стрессами. – Мне даже жаль, что так получилось, но разве ты оставил мне выбор?
Жалела ли она на самом деле? Трудно было однозначно ответить на этот вопрос. Когда она ещё не знала, кто он, пока не случились все эти события, он ей нравился, так нежно и чувственно обнимая во время танца. Он не был похож ни на кого из её знакомых. Особенно, если учитывать тот факт, что он был вампиром. Белла грустно улыбнулась. Почему-то не было отвращения, несмотря на то, что вампир убил у неё на глазах друга, не было страха, ведь была уверенна, что он мертв, не было даже радости от того, что она убила вампира, осталась жива, вообще ничего, кроме спокойствия. Она всё же отважилась вновь прикоснуться к его телу, сама не понимая, почему, погладила по щеке. Белла хотела подняться и пойти переодеваться, желание избавиться от чужой, неприятной для неё одежды появилось уже давно, только вот всё не было возможности. Она поднялась, но ноги отказывались идти, стали, словно ватные, и Белла Свон снова осела рядом с трупом.
– Кажется, вы притягиваете меня, мистер Уитлок.

+1

13

офт

какой-т херни написал соррь

- Чёртова гроза, я так истеку кровью по чём зря, - злобно думал Хейл, лёжа трупом посреди комнаты. Белла не торопилась действовать. - ПРОКЛЯТЫЙ ПИРОТЕХНИК, ТЫ ОЧЕНЬ СКОРО СДОХНЕШЬ! Металл выходил медленно и причинял вампиру достаточный дискомфорт. Реализация собственного плана заставляла Джаспера бездействовать и терпеть боль, в то время как, он мог бы практически мгновенно вытащить пулю собственными пальцами и не терять драгоценную кровь, питающую не только тело, но и в полной мере дар эмпата.
   Наконец-то Белла Свон поддалась внушению и совершенно предсказуемо успокоилась. Хейл буквально всем телом ощутил жажду и желание вгрызться в запястье, которое нависло над ним. Но прикосновения не последовало и вампир сосредоточился на эмоциях девушки, стараясь не отвлекаться на почти завершенную регенерацию грудной клетки. Довольно чувственная пауза, бестревожность, отдалённое умиротворение - это он и "читал" в Белле. - Я ещё не окончательно мёртв. - Промелькнула мысль в затуманенной голове. Вампир и сам поддался всей этой истории. Подумал: а будет ли хоть кто-то грустить в момент окончательного эпилога этой проклятой жизни вне добра и света? Придёт ли на место погребения, в полуразрушенный склеп, где надпись "Джаспер Уитлок" будет совсем не видна, прекрасная дева, чтобы страдать и убиваться горестной любовью. - Мне даже жаль, что так получилось, но разве ты оставил мне выбор? - сквозь туман мыслей послышался голос. - Потерял больше, чем следовало крови и это отвлекает от дел. - Подумал Хейл и остался недоволен ситуацией. Мысли путались и уводили в какие-то туманные лабиринты собственных или чужих эмоций, чёрт ногу сломит во всём этом хаосе, который за десятки лет поглотил вампир. И вот она долгожданная бетонная стена жалости, падающая на Хейла со всей ответственностью. Белла жалела самозванца искренне и даже нежно. Что простите? Кровосос добился своего и даже с лихвой, прямо таки разливающийся на свежезатянувшуюся грудь елей самодовольства и мёд тщеславия. Хотелось добавить крови Беллы, растереть по коже, чтобы безумная смесь впиталась. Хейла увлекали собственные ответные эмоции и он даже возбудился от нетерпения. Прикосновение казалось самым  откровенным приглашением испить нектар жизни невинной жертвы.
   - Притяжение взаимно. - Спокойным тоном ответил Джаспер, хотя внутри уже начиналась фиеста. - Ле мьер моен де люте контре латентатьен кест дисидер - На идеальном французском высказался вампир, не понятно каким образом вспомнив здесь и сейчас фразу, которую часто видел на флаконе духов Элис. Вся эта мыльная мелодраматичная херня была рассчитана на то, что девушка падёт в лапы Азора, т.е. проникнется симпатией к прекрасному вампиру. Добавим сюда немного интриги, желаний Беллы, обаяния Хейла и щепотку разврата. Джаспер давно усвоил тонкости манипулирования чувствами людей, стоит немного заронить зерно, затем трудолюбиво взрастить его и пожинать запретные плоды. - Лучший способ бороться с искушением - поддаться ему. - изрёк идиот-герой-любовник, внимательно вглядываясь в глаза Беллы, затем он плавно приподнялся и дело могло бы быть в шляпе, если бы не пуля.
   Пуля скатилась с груди, проскользнула под клочок окровавленной ткани и оглушительно упала на пол. Всё это произошло, как в замедленном кадре: пчик, девушка вздрагивает, вампир теряет контроль над её взглядом, лёгкий гипноз терпит фиаско, реальность бьёт по глазам смачными лужами крови. Вампир обнажает клыки от чувства собственного идиотизма и потраченного впустую времени. ЧТО НЕ ТАК С ЭТОЙ БЕЛЛОЙ СВОН. ЖЕРТВА НЕ УХОДИТ ТАК ЛЕГКО С КРЮЧКА. Едва слышное шипение срывается с побледневших губ, вампир резко сокращает небольшое расстояние, без всякого намёка на грациозность - брызги от собственной крови попадают на белоснежный плащ.
  - Красивой сцены рассвет не увидит, прошу прощения!. - Хейл схватил за руку девушку и потащил к кровати. - Ты заплатишь за то, что пыталась прострелить моё сердце, Белла. Но, честно говоря, я не обижен. Гроза вторила словам, которые звучали резко и без какой-либо наигранности. Джаспер был раздражён и потеря крови явно сносила ему голову, т.к. он больше всего ненавидел чувство слабости и малейший намёк на это действовал как "вкл. жестокий ублюдок мать твою нажрись крови и успокойся ты в безопасности". На пол пути он остановился. Некая ясность во всей абсурдности. Зачем тащить девчонку на кровать, когда можно было сразу, не медля, впиться в артерию и спокойно пойти в душ? Действительно. Скомкав в кулак плащ так, что пуговица отлетела, вампир приподнял Беллу одной рукой. Ноги девушки едва касались пола. А потом он пустил в ход вторую руку, намотав на неё длинные локоны бедняжки. Ну и конец постановки - клыки в шее. Просто прекрасно.

+1

14

Что происходит? Белла никак не могла понять. Такое умиротворение и покой, а ещё омут черных глаз, которые вдруг открылись. Вампир смотрел на неё, а она на него, всё ещё поглаживая кончиками пальцев прохладную кожу, рассматривая черты лица.
– Вот как? – она склонила голову на бок, волосы тяжёлой волной упали через плечо и сейчас едва касались шеи Уитлока. – Взаимно, – выдохнула она, словно пробовала слово на вкус, не веря тому, что слышит. – Наверное, наше притяжение немного разниться, но, – чуть склонилась к нему, словно хотела поцеловать, и прошептала у самых губ, – запретный союз, это запретный плод, и он так манит, он так сладок, что…
Еще немного и она поцелует его – вампира, который убил её друга, который хотел убить и её саму, и только по чистой случайности Белле удалось избежать смерти. И она не могла противиться этому притяжению. Казалось, она как кролик, прыгающий навстречу удаву. Девушка испытывала какой-то странный трепет перед вампиром. И она не замечает больше ничего вокруг: ни сполохов молнии, ни раскатов грома, ни запаха и вида крови, ни ветра раскачивающего тонкие занавески, пробирающегося под одежду. Ей было жарко, дыхание сбивалось, и сердце билось так оглушительно, будто хотело своим стуком заглушить гром. Его губы чуть искривились в подобии усмешки, и Белле эти губы казались самыми желанными на свете. Джаспер потянулся к ней. Губы девушки чуть приоткрылись, готовые встретить долгожданный поцелуй.
ТУК.
Звук скатившейся на пол пули был похож на выстрел: быстрый, чёткий, оглушительный. Он прозвучал в том коротком затишье между раскатами грома, когда молния в очередной раз рассекала небо.
Белла отпрянула. Мир, который она только что отрицала, не замечала, вернулся. Желудок тут же сжало в спазме от тошнотворного запаха крови, готова закружилась, а по виску скатилась капелька пота. Её глаза удивленно округлились, она не понимала, как смогла так близко оказаться к вампиру, она сжалась, задрожала, и всё её естество буквально кричало о том, что нужно бежать, спасаться.
Перебирая ногами по полу, отползла, а потом подхватилась. Пистолет! Ей нужно было добраться до небольшого коридорчика, где на полу у стены лежит пистолет. Рядом с сумкой, в потайном кармане которой спрятана фотография майора армии Конфедерации Джаспера Уитлока. Телефон! В нём всего два номера, и всё равно, кому звонить, Лукасу или Брэндону. Но Белла не успела сделать и пары шагов. Тонкое запястье обхватила холодная рука. Девушка вскрикнула, когда её дернули в сторону кровати, упёрлась ногами, но разве она могла помешать вампиру?
– Чёртов ублюдок! – она закричала, скользя по полу, и бывший военный остановился. Настолько резко, что девушка влипла в него грудью. Он схватил её за полы плаща, и поднял одной рукой, как куклу. – Отпусти меня, ссука! – зашипела Белла, дернулась, и тут же пальцы вплелись в волосы, вызывая тысячи мурашек, и, может, в другой ситуации она бы посчитала это властное и жёсткое прикосновение сексуальным, но не сейчас, когда её жизнь могла вот-вот оборваться. Отлетела пуговица, одна, потом вторая. Белла Свон извивалась в руках вампира, норовя выскользнуть. – Больной, мать твою, ублюдок! – крикнула она, влепив пощечину, завыла от боли, не зная, за что хвататься, то ли за руку, которая держала её за волосы, то ли за собственную ушибленную кисть. – Он найдёт тебя и прикончит! Понял!
Белла не особо понимала абсурдность собственных угроз, ведь какое дело ей будет до того, прикончат Уитлока или нет, если её уже не будет в живых. А потом она почувствовала прикосновение клыков к тонкой коже и замерла. Шумно втянула воздух
– Чего ты ждёшь? – сбивчиво прошептала она, глядя куда-то в черноту. Она закрыла глаза.

0

15

[БЛЯЧТО извини, я тут стёр случайно и не помню начало]
  <<... - настоящая магия. Вампир наслаждался мгновением, пока сердце Беллы не замедлило ритм настолько, что она была готова покинуть этот несовершенный мир. Решение Джаспер принял сразу, все помехи того стоят. Возможно, где-то в глубине подобия души, он поддался чувствам, а не холодному разуму. Никогда до этого он не пытался и не испытывал желания стать создателем. Это вызывало отвращение и воспоминания давно минувших лет, когда он был совсем новичком в "мире по ту сторону". Это был сложный период и никто не знает, чего стоил ему уход от своего создателя. Так что привело к перемене? Он не знал, но чувствовал, что готов здесь и сейчас. Цель оправдывает средства.
   - Ты - мой путь к иной жизни. - С тоской произнёс вампир, глядя в полузакрытые глаза девушки, подхватил обмякшее тело на руки и положил на кровать. С лёгкостью перекусив вену на своём запястье, Хейл поднёс руку к губам Беллы и сжал кулак. Кровь текла по губам девушки - процесс обращения был запущен. Гроза стихла, будто бы не случайно и только дождь шумел, нашептывая что-то. Вампир прилёг рядом, слизал остатки крови с шеи, ран от собственных клыков, положил раскрытую ладонь на грудную клетку Беллы, чтобы чувствовать сердце - не упустить нужный момент. Инициация в его понимании являлась неким таинством, самые важные первые минуты, часы, когда устанавливается связь создателя и его творения. Впервые он чувствовал так отчётливо и без каких-либо границ свою истинную суть, свою силу, как будто она перерастала во что-то новое, более совершенное. Это было восхитительно. Впервые он ощутил весь мрак так глубоко внутри себя. Его глаза горели и их чернота была действительно бездонной. Поделившись кровью  и силой одновременно, взамен того, что он отнял, Джаспер пребывал в состоянии эйфории, но в ином её проявлении, чем обычно. Этот эфемерный покой и лёгкий чистейший кайф.
   Сердце Беллы больше не билось. И Джасперу было немного жаль, он лежал рядом с закрытыми глазами и чувствовал как бесконечно любит эту девушку. Теперь они связаны крепкими узами и это настолько ново и меняет всё. Хейл не предполагал, что всё окажется настолько странным.
   Сколько прошло времени, вампир не следил, может быть час, но время пришло. Он следовал своим инстинктам и абсолютно знал в какой момент действовать. Его тянуло к ней как магнитом - закончить начатое было настолько необходимым, как возможность снова существовать.
  - Белла.., - Прошептал он, и это был зов, который она услышит и не сможет сопротивляться. - Вернись ко мне.

[Hozier–Arsonist's Lullabye]

+1

16

Белла не понимала, что произошло и как. Она почти не почувствовала укуса, настолько нежным было прикосновение губ, будто любовник целовал возлюбленную. Её ладонь потянулась к его лицу, но девушка не коснулась – рука безжизненно повисла плетью вдоль тела. Свон смотрела в черные глаза Уитлока, они были бездонными, таинственными, притягательными, девушке казалось, что её затягивает в этот омут, и возврата больше не будет.
Моя кровать станет моем смертным ложе, подумала девушка, в последний раз открыв глаза, и тихо прошептала:
Твой и мой… путь…
Её глаза закрылись, а по губам потекла жидкость, вид и запах которой ещё несколько минут назад вызывали бы приступ тошноты, но сейчас, губы суть приоткрылись, и Белла сделала несколько глотков. Прикосновение прохладной руки, было таким приятным и совсем не отягощало. Свон дышала ровно, и глубоко. Голова склонилась на бок и она ещё раз взглянула на майора Джаспера Уитлока, с которым познакомилась всего день назад в баре. Она попыталась вспомнить свои эмоции, связанные с ним, но получалось нечто противоречивое.
– Новый, – она не договорила, сознание помутнело, словно кто-то напускал дыма, и девушка навсегда закрыла глаза в своей смертной жизни.
Умирать совсем не страшно. Это как уснуть, только намного быстрее. И сердце Беллы Свон замедлилось, вдохи стали намного прерывистее, и вот приоткрытые губки выпустили последний воздух. Грудь под ладонью вампира опала, сердце издало ещё несколько ударов, а потом замерло.
Кровь вампира медленно всасывалась, но очень быстро распространялась, заставляя клетки крови преобразоваться. Не было боли, не было страха, не было мыслей, когда процесс обращения завершился. Чистый лист, на который создатель должен нанести первые штрихи.
Его голос был немного обеспокоенным, он сумел пробиться сквозь эту пелену, и Белла чуть пошевелилась. Её ресницы задрожали, но она всё ещё не открывала глаза. Она не помнила, к кому должна возвращаться, и кому принадлежит голос, только её тянуло к его владельцу. Кровь связала своего создателя и дитя невидимыми нитями. Белла открыла глаза.
Он знает, как меня зовут, но у меня нет мужчины. Что он здесь делает? Или есть? Белла пыталась припомнить, что она видела последним до того, как отключилась, а помнила она только красивые необычайной глубины глаза и прекрасное лицо с чуть кривоватой улыбкой.
Картина булла мутной, но несколько раз моргнув, девушка стала видеть четкие линии, испуганно села на кровати, а потом увидела его. Зашипела, оскалилась. Быстро перекатилась в сторону, на край кровати и припала, пригибаясь грудью к матрасу. Длинный плащ сейчас не мешал двигаться, чувствовалась какая-то лёгкость, невесомость.
– Ты, – со злостью зашипела Белла и бросилась на вампира, намереваясь сбить его с ног. Она не понимала ещё своих чувств к нему, она была сбита с толку. – Кто ты и что?..
Белла промазала и перелетела через кровать. В другой своей жизни она непременно бы что-то себе сломала, но сейчас. Наоборот, она приземлилась на ноги. Сглотнула. И резко обернулась. Закрыла глаза. Хотелось есть.

0

17

Видеть её насыщенного цвета алые глаза было приятно, вампир был доволен. Всё получилось, процесс обращения не закончен, но человеческая суть внутри девушки подавлена. Всего несколько дней займет дальнейшее восстановление и преобразование.
    - Твой страх не имеет больше оснований, - произнёс Джаспер, медленно поднимаясь с кровати и глядя на пугливые движения новообращённой. Вампир незамедлительно использовал свою способность, чтобы успокоить Беллу, но никаких изменений не последовало. - В чём дело? Что с моей способностью? - Мысли хаотично путались, он не мог понять что происходит. Джаспер смотрел на Беллу и чувствовал напряжение.
    - Моё имя Джаспер, я твой Создатель и.., - не успел он закончить ответ, как заметил эту перемену. Словно инстинкт или шестое чувство, как называют это люди, Хейл уловил этот проблеск и был готов к намерению Беллы нанести удар. В прыжке вампирша перелетела через кровать, но достигнуть цели ей не удалось. Хейл повинуясь новому чувству и изучая его, сделал выпад в сторону и избежал столкновения. - Это ты имел ввиду, Карлайл. Превосходство Создателя. Опережающий разум.
    - Дорогая, ты не можешь причинить мне вред, - Довольно мягко произнёс Джаспер, подойдя близко и перехватывая горло Беллы одной рукой. - Я твой хозяин. Ты - ничто, если на то будет моя воля. Последние слова звучали иначе. Он испытывал свои возможности. Ни с чем ранее он не мог сравнить то, что происходило внутри. Опьяняющее чувство собственного превосходства и подавляющее влияние, которое невидимой силой заставляло Беллу подчиняться. - Ты в моей власти, запомни это Белла и никогда не иди против того, кто тебя создал. Зазвучал довольный смех Хейла, затем он ослабил хватку и заключил в отцовские объятия своё дитя. - Теперь ты моя, Изабелла Свон. Пока я рядом, ничего не бойся. Вампир снова попытался почувствовать эмоции девушки, но встретил лишь пустоту. Некоторое беспокойство зашевелилось внутри, с этим внимательно стоит разобраться позже.
    - Ты вампир. Жажда не пройдёт, если не утолить её. - вампир выпустил из объятий Беллу. - Следуй за мной, но сначала .., - он запустил пальцы под плащ девушки и лёгким движением сбросил его вниз под ноги так, что оставшиеся пуговицы аккуратно посыпались на пол. - переоденься в чёрное, мы идём на охоту. Отступив на шаг, Хейл снял с себя окровавленную футболку и оставшейся чистой поверхностью ткани стёр кровавые потёки с собственной груди и живота.
    Даже когда Белла находилась от него поодаль, он чувствовал её слишком хорошо, иначе, чем если бы они не имели связи как Создатель и обращённый. - От твоего присутствия рядом, я чувствую прилив сил - довольно сообщил Хейл, когда надел свою верхнюю одежду на обнаженный торс. - Но стоит поторопиться, впереди рассвет и для тебя он будет неприятный. Вампир протянул руку раскрытой ладонью и не встретил сопротивления со стороны Беллы. Всё шло как нельзя превосходно.

+1

18

Ноздри широко раздувались, Белла голова была снова и снова нападать на незваного гостя, не понимая, что с ней происходит. Одержать победу ради самой победы, или самой себе доказать превосходство над ним? Она металась из стороны в сторону, и готова была к новому выпаду.
– Мой кто? – непонимающе дернула головой, и в этот миг горячая рука сжала горло. Девушка закрыла глаза. В этом прикосновении было слишком много: власть, сила, нежность, страсть. – Мой Создатель.
Наконец, проговорила она, не узнавая своего голоса. И с этого момента нить, связывающая их, еще более окрепла, опутала, связывая прочными узами.  Несколько минут она противилась этой связи. Ноздри недовольно раздувались, втягивая воздух, и чем больше Белла «дышала» Джаспером, тем меньше хотелось сопротивляться. В взгляд, в котором были агрессия, ненависть и насмешка изменился, излучая тепло и нежность. И хоть юная вампирша паниковала, она прижалась щекой к своему Создателю. Запах, исходящий от Джаспера манил, словно аромат свежей выпечки притягивает ребятишек к кондитерской лавке. Объятия показались ей смутно знакомыми, а воркующий голос, исполненный заботы и нежности, сейчас успокаивал и подчинял себе. Он говорил о том, кем она стала, и как с этим начинать жить, а она слушала, прижимаясь к нему сильнее. Почему-то ей нравилась близость этого мужчины.
Свон вдохнула запах того, кто обнимал её. Им пропах весь дом, в котором она пришла в себя, она сама им пахла, словно бы они делили ложе. Чуть склонив голову на бок, рассматривала его. Сейчас она видела, насколько идеальной была его кожа, его потемневшие глаза, запустила пальцы в его волосы.
– Твои глаза сводят меня с ума, – она пыталась сосредоточиться на том, что он ей говорил, но мысли путались. Вдыхая запах крови от футболки, чуть слышно зашипела, есть хотелось нестерпимо. – Я твоя, Джаспер, – впервые назвала его по имени, хотя никак не могла вспомнить есть ли фамилия у него. Её неудержимо влекло к вампиру, и это было настолько естественно, что сопротивляться своим чувствам Белла не посмела. Пуговицы отлетели в стороны, и она несколько секунд стояла перед Джаспером в нижнем белье, позволяя любоваться собой: бледностью собственной кожи, приятными округлившимися формами. Она остановила его руку, и последнюю капельку уже запекшейся крови старательно слизала. Плавно покачивая бёдрами, направилась к шкафу, чтобы одеться, как и сказал Джаспер. Белла искоса посматривала на него, но от всех мыслей её отвлекало чувство голода: казалось, если она сейчас не поест, то даже шагу ступить не сможет.
Джинсы и черная футболка, черные сапоги на высоком каблуке. Девушка задумалась о том, стянуть ли волосы в высокий хвост, но передумала, и волосы мягкими волнами рассыпались по плечам. В небольшом коридорчике, где она обувалась, увидела пистолет у стены, наклонилась и подобрала. Рассматривая предмет, взвешивая его в руке, вернулась в комнату. Внимательно посмотрела на Джаспера.
– Неприятным? Почему? – Белла была из тех, кто любит по утрам подольше поваляться в постели, но если выпадала возможность встретить рассвет, она с удовольствием наблюдала, как багряное солнце выкатывается из-за горизонта, золотя всё на своём пути. Она вложила пальцы в его раскрытую ладонь, и они к окну. Белла вздрогнула, но не от холода, прижалась к своему Создателю, не веря, что с такой высоты можно прыгнуть вниз и не разбиться. – Я боюсь, не отпускай меня, – тихо прошептала она, легонько задевая ухо Джаспера губками. Сделать первый шаг в новой жизни всегда страшно, тем более, если это прыжок в пропасть.

0


Вы здесь » Сумеречный мир » Настоящее » Меткий экспромт - попадание в цель до выстрела -3'3-


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC