Сумеречный мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумеречный мир » Архив игровых тем » 13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски


13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

– Еще, – чуть слышно прошептала Белла, и Алан насыпал в тарелку с бульоном сухарики. Девушка опять принюхалась. – Сколько же я не ела? Чего-то вкусного, горячего, домашнего и простого? Спасибо.
Она мысленно начала считать дни, по всему выходило, что нормально она не ела неделю, или, по крайней мере, дней шесть: четыре дня до экзамена и вот сейчас. Ладонь Кая осторожно гладила горло, заставляла снова и снова сглатывать. Свон смирилась, ведь могла потягаться настойчивостью с самим Волтури: два дня назад она сама так же настойчиво вливала вампиру в горло собственную кровь. Чуть сползла, удобнее устраиваясь. Его прохладная ладонь то и дело нежно и властно поглаживала горло, заставляя Беллу думать совсем не о еде. «Что со мной? Голова так кружится. Его рука… Он же может мне запросто свернуть шею, но не делает этого. Он так нежен со мной и заботлив. Но я? Я не настолько слаба, чтоб… не справиться самостоятельно. Хотя мне так нравится», она вздохнула, почувствовав, как постепенно насыщается. Бульон действительно творил чудеса: на щеках Беллы проступил, хоть и слабый, румянец, что было сразу же заметно, учитывая природную бледность кожи. Девушка медленно пережевывала кусочек отварного яйца.
– Спасибо, – еще раз тихо прошептала она. Усталость медленно отступала, уступая место бодрости, даже после такого изнуряющего кошмара, в котором пребывала Белла совсем недавно. – Приказ? Я не готова исполнять приказы, – покачала головой. – А что будет, если я чего-то не выполню?
Всего на секунду она представила, что её заставят убивать, и в голове зашумело, желудок скрутило, девушку затрясло. Представлять же, какое наказание могло  стать расплатой за подобное неповиновение, не хотелось и вовсе.
– Тут уж никакой вечности не захо… – она не договорила, потому что Кай завладел её ртом. Белла чувствовала его губы, язык, их сладковатый привкус, и боялась этого. Боялась полностью отдаться поцелую, боялась собственной реакции на поцелуй. Сердце выпрыгивало из груди, его биение оглушало, дыхание стало прерывистым, и Свон еле успевала втянуть хоть немного воздуха до того, как поцелуй возобновлялся. Она потянулась навстречу Каю, выгибаясь, подчиняясь более древнему инстинкту, чем сам вампир, склонившийся над ней. Белла стала отвечать на поцелуй страстно и отчаянно, словно пыталась насытиться. Пальцы впились в его волосы, не желая больше отпускать. Сквозь поцелуй Белла постанывала. В ней пробудился голод, но совсем другого характера. Внутри разлилось тепло, опаляя всё на своём пути, разнося возбуждение до самых отдаленных клеточек. Но она настолько страстно отдалась поцелую, исследующему рот Кая Волтури, что забыла, как дышать. И только когда чуть не лишилась чувств, смогла заставить себя оторваться от сладких губ.
– Что ты со мной сделал? – тихо прошептала она, краснея еще больше. Ей хотелось оказаться сейчас в отдельном мирке, а не в чужой комнате с окнами, заклеенными обоями. – Кай…
Она попыталась привстать, от чего одеяло, а вместе с ним и полотенце, сползло вниз, открывая её тело взору временно ослепшего вампира.
– Не здесь, – выдохнула она. Меньше всего хотелось, чтоб случайно возникшие в проеме вышибленной Каем двери вампиры расценили чувства своего правителя к смертной, как слабость. Но еще меньше хотелось вот так простой фразой разрушать их единение. Белла напряглась, не зная, поймет ли Кай её правильно. – Ты вышиб дверь.
И она снова мягко поцеловала Кая Волтури, легонько посасывая его губу.

+1

32

Ох и зряаа он все это затеял. Сейчас вампир осознал это с пугающей ясностью. Ответные действия смертной,  откровенно провоцировавшей его вызывали почти болезненное желание впиться в той в глотку, а поцелуи, пугающе откровенные, страстно-притягательные сводили с ума.  Неожиданно сильная хватка теплых пальцев за корни волос, приглушенный поцелуем полувслип-полустон и собственная выходящая за пределы здравого смысла реакция взбунтовавшегося  тела- все это доводило вампира до состояния умоисступления. Сейчас Волтури плевать хотел на то, что его кто то мог увидеть, и еще меньше ему было дела до того кто и что и в каком тоне скажет. Нависая над смертной которая не замечая ничего целовала его так, словно от этого зависела ее существование, вампир погрузился в состояние сходное к прострации. Приступы острого, почти болезненного наслаждения от осознавания того факта, что до девушки наконец то кажется начало доходить, что она ему необходима отнюдь не в качестве основного праздничного блюда, по крайней мере не в традиционно-вампирском понимании,  в сочетании с вполне понятным и ожидаемым желанием обладания дурманили голову. Обжигающе-страстные поцелуи наконец то слились в один, пронзительно долгий, поистине ослепительный начисто выметая из головы все лишнее.
Что ты со мной сделал?- Вопрос множился усиленный в сотни раз. Он казался ему объемно-плотным, причем настолько, что можно было потрогать пальцем. Стоило Белле оторвать на миллиметр нижнюю губу от его как вампир не ожидая того, что столик, о который он оперся стронется с места, еще миг и только в последний момент Кай резко вскинув вверх голову с глухим стуком рефлекторно сжал клыки на уголке подушки ткнувшейся ему почти в переносицу.
Считанные миллиметры отделяли его от кожи предплечья лежавшей на кровати девушки, что в конкретно этот миг страстно постанывая обняла его притягивая к себе за плечи. Белла словно бы почувствовав ласку выгнулась подаваясь к нему еще ближе и вампир не выдержал. Ему  было жутко от осознавания того факта, что только по счастливой случайности  он не инициировал ее. Не разбираясь где одеяло а где полотенце Кай попросту без особых пиететов сгреб все эти тряпки в один ком замотав в него, как и стоило ожидать, Свон и боком протиснулся в проем двери. До его спальни надо было пройти по прямой буквально пятнадцать шагов. При этом прерывать поцелуи самому Волтури казалось непростительной грубостью. Вот только поцелуй, как и следовало ожидать, при смене места положения смертной также спустился. Ощущая губами и языком тонкую кожу горла  вампир и так то полупьяный от нахлынувших на него потоком ощущений едва не спотыкаясь на каждом шаге буквально ввалился в свою комнату. Спроси его кто нибудь как же ему удалось дойти до нее, то Кай бы не смог, просто не сумел бы ответить поскольку нечего было и вспоминать кроме одуряюще пронзительных поцелуев.
Дыхание рвалось еще на вздохе. Скорее уронив чем уложив американку на кровать и вовсе не заботясь о том, что надо автоматически захлопнувшуюся дверь еще и закрыть на замок, Кай продолжал целовать теплое, поддающееся под касаниями его не столько даже рук сколько губ тело любимой. Слыша ее негромкие гортанно тягучие не то всхлипы, не то постанывания вампир ощутил как его полотенце, в которое он по прежнему был замотан, медленно и верно съезжает с него в тот самый момент как он неторопливо "изучал" на вкус ямочку пупка и линию плоского живота. Белла больше не стонала, но извивалась так словно поистине  стала змеей, маленькой и удивительно юркой. Ее руки с неожиданной силой цеплялись ему то в плечи то в волосы, поцелуи же стали более всего напоминать укусы-более глубокие, жадно требовательные. Волтури же сейчас вело странное, крайне сходное с мазохическим желание познать глубину собственной выдержки и доведя девушку до пика наслаждения, изучить ее как некую странную и интересную рукопись. При этом Кай понимал, что так не могло происходить слишком долго. Стоило  американке гибко изогнувшись впиться ему поцелуем в горло как  это странное, отрешенное любопытство в момент оказалось сметено более чем понятным и простым желанием, нет жаждой, мучительно острой, приступоообразной. В следующую секунду кровать прогнулась под еще одним  опустившимся на ее край телом. Огненные укусы поцелуев Свон обжигали и притягивали. каждый из них хотелось пить по глотку смакуя каждый вдох словно драгоценные капли элексира бессмертия о котором столь яро грезили смертные. Подчиняясь их хаотическому на первый взгляд ритму Кай с трудом воспринял мелькнувшую пронзительно яркой искрой мысль, что сейчас уже он  тихо и коротко постанывает. Одеяло, и так то болтавшееся где то в ногах, теперь вместе с полотнищем алого полотенца кровавым пятном растекшемся на золотистой шерсти ковра сползло вниз освобождая от остатков своего плена угол кровати. Нависая над девушкой на локтях и сжимая ее бедра ногами  Кай медленно стирал губами остатки слезинок с влажных щек  и капельки крови с прокушенной губы. Ему не было сейчас нужды видеть что его любимая утомлена. Это ощущалось и в легком соленом аромате утомленного тела и в угасающих, лишенных недавней страсти движениях тонких рук,  но встать и уйти было сверх его сил поэтому вампир просто сполз на край кровати и попытался поднять с пола тонкое и теплое пуховое одеяло

+1

33

Прижимая его к себе, прогибалась, словно хотела полностью слиться с вампиром, целовала его плечо, не прикрытое пушистым и мягким полотенцем. Но, почувствовав напряжение в теле Волтури, Свон дернулась. Казалось, уснувший окончательно инстинкт самосохранения, проснулся, резко вскинув голову, зашипел и даже оскалился. Белла испугалась того, насколько близко были зубы Кая к её венам. Она вспомнила Джаспера, которому пришлось укусить себя за руку, но Хейл, по крайней мере, был вегетарианцем и умел контролировать жажду человеческой крови. Представить же, как тяжело Каю сейчас сдерживать себя, подавляя инстинкты, отметая свою природу, Белла не могла.
Но это было лишь короткое мгновение. Как вспышка молнии, после чего сознание отключилось, и Белла вновь поплыла по реке чувств, эмоций, реке, которая стремительно уносила её в страну наслаждений.
Ей было абсолютно всё равно, куда Кай принесет её. Значение имело только одно: он будет рядом, и никто им не помешает. Белла прогнулась, из горла вырвался стон, когда губы вампира стали изучать шею, бережно посасывать бьющуюся под тонкой кожей синеватую жилку. Воздуха не хватало, она всхлипывала, тихо поскуливала, понимая, что сейчас весь этот «концерт» слушает весь дом. И она, обхватив, лицо Кая ладошками, подняла его голову, оторвав от такого желанного источника. Белла, чтоб заглушить собственные стоны, впилась поцелуем, посасывала его губы, слегка прижимая их зубами, её язык осторожно и доверчиво провел по острым и таким опасным зубам и проник в его рот, медленно поглаживая язык вампира.
Легонько приподнявшись и снова опустившись на упругий матрац, Белла сразу же стала тянуть Кая к себе, опасаясь, что он испугается и оставит её одну. Это было похоже на какой-то слишком нереальный сон, в котором хищник и жертва исполняли танец любви и страсти, танец, в котором один из них мог погибнуть. Белла с каждым поцелуем, обжигающим и успокаивающим одновременно, стонала всё громче, извивалась, перебирая ногами, выпутываясь из плена одеяла. Она выгибалась, что было вообще не свойственно ей, осыпая тело Кая поцелуями. Упираясь ногами, приподнимала бедра навстречу ласками, желая утолить жажду, погасить хоть на время огонь, разбушевавшийся внутри. Отчаянно замотала головой. Тело отзывалось на каждое его прикосновение, на каждое поглаживание, на каждый поцелуй. Белла рывком перекатилась, и впилась Каю в горло. Губы оставили влажную дорожку поцелуев-укусов от ключицы, направляясь вверх, до уголка рта. Она снова и снова принималась изучать рот вампира, пробуя его губы на вкус. Белла не могла понять, почему они кажутся ей такими сладкими, да и не хотела. Единственное чего жаждала она – насытиться поцелуями, объятиями.
Белла видела, как блестят его глаза, чувствовала, как он еле сдерживает себя. И от осознания этого разум еще больше туманился. Она судорожно рванулась к нему, издав низкий гортанный крик-стон. Удовольствие было настолько сильным, что она забывала, как дышать. И нескоро пришло понимание, что теперь он полностью прижимается к ней всем телом. Девушка прогнулась и обвила вампира ногами, подталкивая его, надавливая на крестец, они двигались в едином ритме, но… Она отдавалась этим движениям со всей страстью и силой, а Кай – осторожно, постоянно контролируя себя. Но вот Белла выгнулась дугой, голова заметалась из стороны в сторону, из открытого рта вырвался протяжный громкий всхлип-стон, тело завибрировало, Кай стонал вместе с ней. Это был не рык, а именно стон наслаждения, и Свон еще крепче обвила вампира ногами. Девушка впилась зубами в губу, прокусывая ту, но не успела даже испугаться вкусу крови, потому что Кай осторожно слизывал капельки крови, унимая боль. Волтури замер, боясь притронуться к Свон.
Мир вокруг рухнул, разбиваясь в миллионы мелких осколков, остались только двое: Белла и Кай, их губы, руки, тела, сплетавшиеся воедино.
– Это было волшебно, Кай, – она старалась восстановить дыхание, успокоить своё рвущееся из грудной клетки наружу сердце, оглушающее своим стуком. Пальцы девушки осторожно погладили скулы, изучая лицо того, кто только что поднял её на пик наслаждения. Она подхватила его руку и поцеловала ладонь, не желая его отпускать. – Только не уходи, – чуть слышно выдохнула она. Яркая вспышка, и память подсунула картину, когда она проснулась в одна в кровати Джаспера Хейла… После первого в её жизни секса. Она испугалась, что Кай сейчас тоже встанет и уйдет. – Я прошу тебя.
Подвинулась ближе к вампиру, и свернулась рядом с ним клубочком, обняв его руку, уложив щеку на его раскрытую ладонь. Потом подняла голову и заглянула в потемневшие от страсти глаза.
– Спасибо, – тихо прошептала она, легонько касаясь его губ. Девушка улыбалась. Устало потянулась, растягиваясь вдоль Кая. Сейчас прохлада его тела действовала успокаивающе. Свон повернулась к нему спиной, прижимаясь к прохладной и твердой, как мрамор, груди, обняла себя его руками. Через несколько минут, она начала тихонько вздрагивать от холода, но отпускать Кая не хотела ни на секунду.

0

34

Уйти? Сейчас? Каю казалось что он ослышался. Это же немыслимо! Кем надо быть чтобы так поступить? эфемерные касания губ к ладони потом это полудетское, наивное желание и просьба а под конец-благодарность и абсолютное доверие вместе с желанием вызывали у вампира пронзительно-острое чувство название которому Кай как ни пытался, но пока так и не мог подобрать.
Тепло щеки смертно, живого тела, тепло которое он сейчас ощущал настолько пронзительно остро, что это вызывало даже какое то внутреннее неприятие и страх, вместе с тем и влекло его как огонь на который летят ночные бабочки. С какой то почти мучительной нежностью ощущая легкие  касания губ смертной, доверчиво повернувшейся к нему спиной и прижавшей к себе его руки, вампир бесцветно улыбался.  Только осознав, что девушка начинает слегка подрагивать Кай очнулся от своей странной полугрезы-полузабытья. Ему хотелось ее согреть, но он понимал, что это просто несбыточно. Коротко тряхнув головой он коснулся губами виска  обнимавшей его руки девушки и глуховато прибавил. И не надейся. Не уйду. Я только укрою тебя, а то ты замерзнешь. Произошедшее с ними сейчас он воспринимал как некую ожившую сказку, как грезу наяву, и размышлять над случившимся просто опасался. Опасался нарушить то эфемерное ощущение сбывшегося невозможного о котором невозможно говорить обыденно-простыми словами.

+1

35

– И не надейся, – шепотом повторила его слова с немного смешливой вопросительной интонацией, но не стала дожидаться ответа, зевнула и сладко потянулась, почти по-детски. Глаза закрылись, длинные ресницы затрепетали на щеках.
Удивительно, но после многочасового пребывания в бессознательном состоянии, Белла моментально провалилась в сон. Слышала шелест ткани, а потом её накрыло теплое, пушистое и вместе с тем почти невесомое одеяло. Девушка быстро отогрелась, дыхание стало выравниваться, сердце медленнее стало сокращаться, а кровь замедлила свой бег. Конечно, на это потребовалось время… Время, которое Белла Свон старалась не шевелиться, дабы не причинять Каю Волтури лишних неудобств.
Сон пришел неслышно, как кот на мягких лапках, игриво заманивая в удивительную страну, где могли исполниться самые невероятные мечты, но в этой же стране можно было погрузиться в самый страшный кошмар. Во сне девушка перекатилась на живот, сгребла, подминая под себя, подушку, а потом еще раз перевернулась. Чуть согнула одну ногу в колене, выбрав наиболее удобную для себя позу, и бессознательное, вырвавшись на свободу, решило испытать на прочность не саму девушку, а того, кто был с ней рядом, заставляя то и дело повторять имена тех, кто был сейчас в её сердце, составлял смысл жизни для неё.
– Прости, – чуть слышно простонала Белла, сильнее сжимая в объятиях подушку. Ей снился… – Джас… Прости меня… – заметалась во сне, переворачиваясь и чуть не падая с кровати. – Кай, прости… Я… я… – по щекам заструились слёзы. Она еще много раз повторила их имена, пока боль не ушла вместе со слезами, пока бессознательное не угомонилось, высосав последние силы из Беллы. Девушка снова перевернулась, растрепанные спутанные волосы разметались по подушке в разные стороны. – Кай, – еще раз позвала вампира во сне. В голосе было столько мольбы и надежды. С закрытыми глазами, пребывая во власти сна, она искала его, рука шарила по кровати, пока не наткнулась на прохладную ладонь. Опять перекатилась по кровати, прижимаясь к вампиру, оплела его руками и ногами, наконец, почувствовав себя целой.
Девушка провалилась в сон без сна. Мучить еще и во сне угрызениями совести разум не посмел, у него будет еще уйма времени, чтобы нашептывать Белле в ушко свои гадкие словечки о предательстве и долге, а сейчас же, он уснул, как и его обладательница. Больше она больше не шевелилась. Лишь мерно приподнимались и опадали плечи в такт дыханию. Одеяло опять сползло, но прохлада, окутывавшая тело приносила с собой только умиротворение и покой.

0

36

Эпизод отыгран.
Продолжение Итальянская пленница, или Я тебя у всех украду

0


Вы здесь » Сумеречный мир » Архив игровых тем » 13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC