Сумеречный мир

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сумеречный мир » Архив игровых тем » 13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски


13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Время: Середина января, 2009
Место: Портленд, штат Орегон, Сиэтл, штат Вашингтон, США
Участники: Кай Волтури +нпс и Белла Свон
!Цель: поставить Кая "на ноги"
Суть: После ночного выяснения отношений, Кай и Белла расстаются, у каждого из них своя жизнь и свои цели, и ни один из них не знает что новая встреча не за горами. После того как отношения выяснены Белла становится участником разговора Вольтури с подчиненным, и знает, что над миром вампиров нависла новая опасность. Древний вампир и смертная живут своей жизнью и заботами. Смертная должна предупредить местных хладных о  появлении серьезной опасности. Что ей с переменным успехом и удается. Речь идет о древнем существе убивающем вампиров, но только ли о существе - этого ни Кай ни Белла не знают.
Деррек, обнаружив  герб своего хозяина с отравленной иглой, обвиняет во всем Беллу, так как и на самом гербе, и на игле её следы. Он отправляется в Портленд, чтобы привлечь мисс Свон к ответу, но некотором размышлении изменяет свое мнение и доставляет "Отравительницу" на суд.
Идти по  следу существа уничтожающего вампиров пока что не представляется возможным, так как сам Кай Волтури  потерял всякий интерес ко всему проходящему и к вампирской жизни в целом.

Логика: Волхвы, или Бойся Вольтури, дары приносящих
Особенности: от третьего лица.

0

2

Зимние дни частенько ничем не отличаются от летних вечеров. Темные, с искрами падающего снега, сполохами огней витрин они вполне подходят для охоты как и ночи.
Деррек, отдав приказ своей тройке ожидал когда же в их ловушку попадет тот крупный мужчина что убил ребенка пару часов тому назад.Нельзя сказать что вегана привлекало подобное занятие, но тут были сразу несколько пунктов по которым он не мог не выполнять неприятное ему лично дело.
Суть поступка вампира была проста. Пару дней ому назад его Князь наотрез отказался выходить из особняка, да и вел себя по мнению самого Деррека крайне странно. У вегана складывалось впечатление, что Волтури не видит вокруг ничего. Вспоминая как Арлин поставила в центр комнаты стул и забыла тот задвинуть обратно вампир скрипнул клыками. Князь пошел к выходу и натолкнулся на тот а потом рявкнул на него за то что творит беспорядок.
С этого воспоминания вампир перешел к следующему. Разбирая кейс Кая он уловил аромат той смертной которой его господин покровительствовал и оказал полное доверие слишком о многом рассказав. Взяв в руки герб клана вампир разомкнул замочек и едва не укололся о хитро сделанную подлую уловку. Уловку вполне себе в духе флорентийских отравителей. Тонкая, черная и ребристая игла должна была пробить кожу вампира возле яремной вены. Вот уже десять дней прошло с того времени как его друг упоминал что зрение постепнно ухудшается
Аромат смертной которая вначале орала на его господина а потом молила того о прощении вспыхнул перед внутренним взглядом вампира тысячей оттенков. Она за все заплатит. За все свои подлости... Хрипло рыкнув обращенный дал отмашку и три его вампира обездвижив убийцу посредством хлороформа унесли в сторону осбняка. Никто из смертных ничего не видел, не успели увидеть.
Впрочем, вспоминая как его князь с ней общался, вампир изменил свое первоначальное мнение, сочтя, что для решения участи дерзкой и глупой смертной он не подходит, но сам князь должен решить ее судьбу.
Время путешествия до места обитания Свон вампир, подгоняемый яростью преодолел крайне быстро. Сломать замок ему было делом 1 секунды.
Впрочем на ее стук сама хозяйка отреагировала крайне быстро..
Приветссствую мисс Свон... Понимааю!- вампир не скрываясь ощерился в мрачном оскале.
Вы видимо считали, что проведя свой умысел в действие очистите мир сей от влияния мерзостных кровососов позорящих его. Вот только... Поступая откровенно говоря подлейшим образом не думайте, что уйдете от ответа.
Ох каак же ему сейчас хотелось вонзить клыки в ее шею но вампир был сыт да и пить людскую кровь, особенно той которая по его мнению отравила его князя... Вампира трясло от ненависти и желания убить. С трудом справившись с собой Деррек ледяным тоном приказал. Немедленно одевайтесь я провожу вас на встречу с сеньором Волтури.
И не выдержав прошипел в спину девушке.
Вы единсственная чей аромат я ощутил на гербе. Там вашша кровь и вы ответите за свое преступление.
Пнув под ноги Беллы сапожки и сдернув с вешалки свингер Деррек старательно отворачиваясь держал тот в обеих руках.
Спустя считанные секунды после того как Белла оделась парочка исчезла оставляя за собой только прикрытую но не запертую дверь.

А в это время в Сиэтле на одной из баз клана в так называемой зимней зале происходило следующее. Кай безмолвно созерцая заоконный пейзаж  молча ждал. Чего? Вопрос хороший. Просто вампир отказывался  осушать смертного который лежал полутрупом распяленный на скамье стоявшей подле стены и сонно похрапывал.
Пряный аромат пота и соли живого человеческого тела у вампира жажды не вызывал, как не пыталась Арлин убедить Кая что тому необходимо осушить убийцу. При одном только взгляде на бугая вампира приступообразно начинало мутить. Девушка плюнув наконец на уговоры попросту подтянула тушу смертного к ногам правителя и  ждала когда тот отвлечется и обратит на дар свое внимание. Кай был равнодушен.Унеся будущую жертву обратно вампирша легко коснулась руки хозяина привлекая к себе внимание но не получила ответа. Арлин поразило что кожа бессмертного на ошупь кажется такой же теплой как и кожа смертного.
Помоги мне дойти до кровати. Собственный голос казался Каю сейчас неверным и  далеким. Он не помнил как оказался в спальне. Сознание играло с ним в забавные игры.
Всунутая в руку вампира высокая фарфоровая посудина с кровью едва не выплеснула свое содержимое на постель. Буквально заставляя себя глотать вязкую кровавую массу Кай замер пытаясь понять привиделось ли ему  чье то легкое движение и крайне запоминающийся аромат.
Отлично зная что кроме Арлин подле него никого нет вампир при этом ощущал дразняще яркий аромат горячего, смертного тела, тела которое было непривычно прохладным.
Смертный с столь ярким ароматом был ему смутно знаком. Как только его лба коснулись тонкие, прохладные пальцы вампир хрипло выдавил поворачивая голову в сторону вампирши которая пыталась перелить из донорского пакета очередную порцию крови в сосуд.
-Белла... Что ты здесь делаешь? Пытаться рассмотреть смертную вампир не делал продолжая смотреть в потолок.
Князь... Я привел эту... Отравительницу. Сдавленное шипение златоглазого было яростным На ваш суд.  Однако Волтури то ли не слышал, то ли игнорировал слова подчиненного.
Малышка, вот уж не ожидал что мы столь скоро увидимся. Как у тебя дела? повернув голову и накрывая своей рукой как он думал, ее ладошку (что было не так, поскольку  вампирша принялась обтирать его лоб кубиком льда) вампир задумчиво хмыкнул Вот уж не ожидал я что смогу когда нибудь вернуть себе смертное тело. Коротко смешливо фыркнул усмехаясь нелепости формулировки. В голове мутилось, мешались в невнятную кашу осколки воспоминаний, чувств, запахов, и только легкий, пряный аромат да успокоительно прохладные касания словно бы возвращали всей этой какофонии стройность.
Деррек, не болтай глупостей и уж тем более не подозревай малышку, она не виновата в том в чем ты ее обвиняешь. Белла не улетала в Италию... она вообще опасалась преследования  клана.
И нашла способ вам отомстить.. Иначе и быть не могло, князь. Чужой, пронзительно резкий голос раздражал и Кай не выдержал.
Глухой, яростный рык звенел с прежними властными интонациями. Заткнись Деррек. Пока что я сам в состоянии решать кто и в чем виновен перед Законом ли, кланом ли или лично передо мной или моими брратьями. Яростно зыркнув вампир повернулся упираясь локтем в матрас и отчеканил злым звенящим голосом интересуясь у подчиненного с той толикой пронзительного ядовитого сарказма который и был ему характерен.
Или мне ссследует склонить голову пред Дерреком Великолепным, что блюдет интересы истины, честноссти и Закона, подчиняясь его последнему решению ровно  Истине в последней инстанции, м?!
-Нно Княаазь! возмущенный веган уперев руки в бока наклонил голову. Это ведь ее аромат на той игле которую я лично видел в замочке украшения с гербом. Там ее кровь...
-Я приказываю Деррек отставить всякое преследование этой девушки по данному поводу. Это не ее рук дело, и я точно это знаю. Ты осмеливаешьссся сомневаться в моих словах? Рывком отдернув голову от подушки вампир  замер пережидая приступ болевого спазма.
-Ннет но... Князь, ведь у нее был и повод и возможность...
Меня не интересует то, что вы сиятельнейший сеньор позволяете себе думать, в то время, как вам отдан четкий и однозначный приказ. Извольте его исполнять а не доканывать меня вконец ссвоими размышшлениями. Сдавленно-яростный рык вампира звучал хоть и негромко зато уверенно и до крайности язвительно ядовито и неприкрыто властно. Впрочем это была последняя яростная его вспышка. Откинувшись назад и ощущая через батист сорочки приятную прохладу Волтури впал в подобие полуобморока. Видеть он не видел ничего кроме разлившейся перед глазами черноты, но ароматы окружающих от этого кажется стали только острее.
Рыжеволосый коротконогий могучего сложения вампир охранник слыша раздраженный рык Князя поспешил открыть дверь комнаты услышав невнятно сказанные рваные полуфразы
- Немедленно извинитесь и отвезите малышку обратно... До... Фраза оказалась прерванной поскольку вампирша-гречанка осторожно поднесла к губам говорившего  глубокий бокал.
-Мой. Короткий кашель и хриплый против недавнего властного и звонкого голос вампира был почти не  слышен для людского слуха. С  прежнего моего распоряжения.
Клыки ляскнули о край поднесенного бокала и Кай фыркнул отворачиваясь Ничего не изменилось. Да отстань ты от меня... О Нейл. Отвезешь мисс Свон обратно. Раздраженно отстраняясь от предлагаемого питья он успел уловить только короткое замечание О Нейла обращенного к смертной.
-Иди в коридор, девочка. Я отвезу тебя домой, если ты укажешь дорогу. Кареглазый вампир слегка смущенно улыбнулся Белле.
-Мисс Свон, прошу извинить  моих подчиненных за их... Поступок. Последняя фраза Кая звучала почти безжизненно.

+1

3

День сегодня был просто замечательный: Белла сдала последний экзамен, получив высший балл на курсе, а это значило, что ее стипендиальная программа продолжиться. Кросби даже остался доволен ее презентацией, хотя студентка и пропустила несколько последних консультаций. Сдав всё досрочно, у Свое появилась возможность отдыхать целых три недели, но дома ждал целый ворох хлопот и забот, ведь в последнее время девушка просто оставила всяческие попытки вести хозяйство, погрузившись в учебу.
Она переоделась в старые с потертостями джинсы и футболку с изображением какой-то рок-группы, включила ноутбук и связалась с Рене, рассказывая о своих успехах, выслушивая упреки, что Белла исхудала, и пообещала впредь более тщательно питаться. Девушка как раз хлопотала на кухне, готовя лазанью, когда с характерным звуком щелкнул замок.
– Джас, это ты? Я в кухне, – она проверила духовку и отключила ее. Но раздался голос совсем не её любимого. – Дде-ррекк? – заикаясь, переспросила, поворачиваясь к вампиру, который тут же с порога начал сыпать обвинениями. А вегетарианец сверлил ее черными то ли от жажды крови, то ли от жажды мести глазами. О, сколько ярости было в словах вампира, движениях, его мимике. Казалось, он готов тут же на месте разорвать смертную. – Что ты несешь?!! Я что? Ты что, не старости лет совсем умом тронулся? Какой еще умысел? То, что Кай Волтури доверяет тебе, не дает никакого права вламываться в мой дом и несть всякую чушь, – она огляделась по сторонам: из кухни был только один выход, а значит, она заперта в ловушке. – Он здесь?
Да, после Рождества Свон всего раз пыталась позвонить Волтури, рассказать, что опять пропали сразу несколько студентов, среди которых был и ее друг – молодой дизайнер Майк Чхве, но Кай не ответил, и девушка прекратила попытки связаться с ним.
– Крайне грубо, – буркнула она, глядя, как скользят по полу сапожки, купленные самим же Дерреком. Девушка обулась и осторожно опустила руки в рукава. Стоило ей застегнуться, как вампир бесцеремонно, без малейшей подготовки забросил ее себе за спину и сорвался с места.
Он мчался через лес, словно сам дьявол вылез из пекла и пустился по его следу. Беллу мутило от смазанного пейзажа, и она обрадовалась, что не успела ничего съесть. От скорости закладывало уши, а щеки обдувал холодный ветер. Она всего на секунду приподняла голову, и тонкая веточка больно хлестнула по лицу, рассекая кожу на щеке. Белла всхлипнула. Она даже не могла вытереть кровь, потому что Деррек крепко сжимал её руки. Но вот вампир резко остановился, внес её в дом и просто сбросил со спины. Свон покосилась, уперлась спиной в стену и медленно сползла на пол. Ей понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя, унять новые приступы тошноты, понять, где она находится.
Голос Кая был тих и слаб, но не терял своей металлической жесткости. Белла поняла, что он говорит с ней и подхватилась. Она бросилась к нему, но Деррек схватил за руку, одергивая и сильно сжимая запястье.
– Пусти, – левой рукой влепила звонкую пощечину и  тут же заскулила от боли. Но цель была достигнута: Деррек, явно не ожидая такой прыти и храбрости от смертной, разжал пальцы, но тут же перехватил предплечьем под горло, прижав Беллу спиной к себе. Она чуть ли не висела в воздухе. Захрипела, умоляюще смотрела на Кая, который даже в таком полусознательном состоянии сохранял присущую ему язвительность и жесткость. В комнату ворвался еще один вампир.
Только после того, как Кай зарычал, Деррек отпустил Беллу.
– Девочка? Да идите вы все!!! Один врывается, сыплет непонятным обвинениями, хватает за шиворот, другой решает за меня, что мне будет лучше, – она упала на пол рядом с кроватью, схватила ладонь Кая и прижала к щеке. Холодную после такой зимней прогулке кожу обжигало, словно приложили грелку. – Что с тобой? Как такое может быть? Кай, ты весь горишь!
Белла оглянулась и вопросительно посмотрела на тройку вампиров: Деррек, женщина, слишком похожая на нее комплекцией, и девушка догадалась, что именно она помогала подбирать для неё одежду, и рыжеволосый ирландец. Она каждого наградила испепеляющим взглядом.
– Может, кто-нибудь потрудится и объяснит мне, в чем дело? Что вы с ним сделали? И принесите ради всего святого еще льда! И что здесь делает этот?.. – на широкой скамье за дверью шевельнулось, просыпаясь от хлороформового угара, мужское тело. –  От него разит дешевым виски на километры, ты бы ему еще притащил сюда опийного курильщика, который только отправился в погоню за драконом.  – Она вернула Дерреку должок, смерив его взглядом, полным ярости. А потом повернулась к Каю, заговорила с ним, словно больше никого не было в комнате. – Я уже большая девочка, и давай я сама решу, когда мне следует вернуться домой. Раз уж некоторые готовы меня обвинить во всех смертных грехах только потому, что я – смертная. – Она ухмыльнулась этому каламбуру. – Равно, как и я когда-то была готова тебя обвинить во всем, только потому, что ты – вампир. – Белла перевернула ладонь Кая и прикоснулась её губами. – Если бессмертные не могут уберечь своего правителя, может, это удастся смертной малышке? – Волтури попытался поднять голову, но Свон удержала его, погладила лоб. Сейчас температура его тела ничем не отличалась от её собственной. Тише, тише... Тебе нужны силы.

0

4

Гречанка прикусив небольшими клыками костяшку собственного кулачка  коротко-отрывисто замотала головой отчего ее густые и длинные волосы заметались по спине, при этом хлестко припечатав ирландца по шее.
-Ммы ничего не делали, хоть и хотели... Мы все же не люди. Иголка ломалась, даже самая тонкая... Певучий голос смуглой, внешне гораздо моложе чем сама Свон, девушки был рвано-дерганым.

Ппосле того как князь отправил специальным рейсом прах  леди Элис, он сообщил, что стал хуже видеть, предполагая, что в этом повинна головная боль. Вернувшись в этот дом, на следующий день... Он... Он нну повел себя странно. Пытался нас всех прогнать, если бы не Деррек, а еще ходил так, словно ничего не видел. Натыкался на предметы мебели, отказался идти на охоту ничем не мотивируя свой отказ. Впрочем и от кроличьего дддесерта отказался. Только сидел смотрел на картину. А когда его телефон начал трезвонить, никому из нас не позволил его трогать, заявил ттолько, что это видимо вы и звонили... Судорожно всхлипнув вампирша зажмуриваясь вылетела в приоткрытую дверь, только дробно застучали каблучки по лестнице ведущей вверх.
Деррек наблюдая за смертной которая вместо того чтоб улепетывать "теряя подошвы" по выражению  О Нейла рухнула рядом с кроватью ведя себя в высшей степени так, словно не опасалась его князя, а напротив числила едва ли не близким существом.
Ярость смертной его удивила равно как и предположение, что  смертный, храпящий сейчас на широкой скамье так, что "стены дрожали" предназначен для Волтури.
Нет разумеется. Только не все из моей тройки веганы. Смерив смертную не самым любезным взглядом вампир потирая щеку резко развернулся отправляясь на кухню за очередной порцией льда. Говорить с девушкой он то ли счел ниже своего достоинства, то ли просто не мог подобрать подходящих слов.
На кухне между тем что то весьма громко и звонко брякало, слышалось также короткое недовольное бормотание разбавленное вскоре резкими нотками голоса Деррека явно распекавшего своего собеседника.
Вампирша гречанка же, стоило Дерреку убраться с глаз долой на кухню, приволокла вниз все что необходимо было для переливания крови.  Наблюдая за поведением Свон она внешне уже почти успокоившись оскалившись хмыкнула.
Нуу это возможно, если вы мисс найдете способ  благодаря которому можно воткнуть  медицинскую иглу сквозь кожу. Голосок вампирши был резким и неровным да и сама она не выглядела столь же самоуверенной как Деррек или ирландец. По всему ее поведению было понятно что девушка из новообращенных.
Мне приходилось ставить капельницы, и если это вы проделаете, то я могу подключить аппарат очищающий кровь а также капельницу...-снова поднося кулачок к губам застыла негромко договаривая.
Я три пачки иголок извела, самых тонких таких что через поры кожи можно воткнуть...Нно они... Все сломались.
Кай скорее на движение американки чем на ее слова повернул голову. Легкие, прохладные касания тонких пальцев действовали успокаивающе и Кай попросил-потребовал и позвал. Дай мне руку.. Перед мысленным взглядом вампира почему то вставало лицо Ренаты.
Элис... Рената... Марк... Кто следующий? и тоска вылилась в бредоватом полушепоте. Omnes ... Omnes mortuus ... cur non?* Рваные слова на латыни рвались с мерным промежутком.
Tu advenisti mihi. Suus 'sic Renata ...** Вампир смотрел но не видел  ничего и только острый пряный аромат успевшей начать сворачиваться крови оттенял  всю эфемерность этого разговора.
Оборотни... Сснова оборотни...  Джейкоб... Порву на британский флаг, если дурить станешь. И Каллены не помогут... едва слышный шелест призрачно дымкой стекал вниз. Сейчас перед Каем вставало разъяренное лицо оборотня из Ла-Пуш.
Легкое прохладное касание узкой ладони мазнуло по виску и видение исчезло сменившись тьмой, но не обморока а незрячести.
Темно... Как же темно... Не ожидал что не смогу в такой темноте видеть...Странно. Вернувшийся с ведерком колотого льда Деррек едва не загремел на пол, зацепившись носком ботинка за лапу пустой капельницы.
Арррлин! Ты точно идиотка! Можно подумать что ничего не знаешь и вообще только что прошшла инициацию. Немедля убери эдакую каракатицу пока я ее о твой хребет не обломал! Разьяренно рыкнул вампир пытаясь не рухнуть на пол и не разбросать принесенный лед. Вампирша фыркнув разъяренной кошкой в последний миг выдрала  ведерко из хватки своего  собеседника и установила его на столе в тот самый миг как Деррек потеряв последние крохи равновесия растянулся на полу.

*Все... Все мертвы... Почему я еще нет?
**Ты ведь пришла за мной. Рената... Это же так

+1

5

Больше она не хотела смотреть на этих двоих, один из которой обвинял её, второй просто не понимал, что такая, как она, делает подле его господина. Сосредоточилась на вампирше – единственной, кто взялся хоть что-то объяснить. Но быстро протараторив, та вылетела из комнаты.
Белла вздрогнула, оставшись наедине с мужчинами, и их зрительная дуэль с Дерреком продолжилась.
«Попробуй хоть слово сказать! Ей богу пожалеешь. Я тебе выскажу всё, что я о тебе думаю Деррек, Так что лучше убирайся подальше от моих глаз», она еле заметно дернула плечом. А потом удивленно посмотрела на Кая, дожидаясь, пока все выйдут из комнаты. Сказать, что речь вампирши её удивила – не сказать ничего. Белла слушала ту с открытым ртом. Когда вампиры оставили девушку с их правителем наедине, уяснив, наконец, что она не собирается его убивать, Свон поднялась с пола, стащила свингер и бросила его в изголовье кровати. Осторожно присела на краешек, чтоб не мешать Каю.
– Так вот значит как? Теперь ты даже слышать меня не хочешь? Ладно, – вздохнула. – Потерпи уж немного моё присутствие. А как только тебе не станет легче, я исчезну,– она продолжала гладить Волтури по лбу, чтобы следить за его температурой. – Что же с тобой произошло? – Всматривалась в лицо, обрамленное светлыми волосами, и сама хмурилась: голова вампира металась по подушке, он бормотал что-то несвязное, в общем, по всем признакам у Кая начинался не просто бред, а и галлюцинации.
Она повернула голову – ирландец всё еще был здесь.
– Кто-нибудь из вас видел подобное или слышал о таком? Что нужно делать? Как меня там Деррек назвал? Отравительница? Это могут быть последствия действия яда? – дальше девушка продолжила говорить сама с собой. – Если это яд, то нужен антидот. Но я не знаю, какой был яд, кроме того, что он смертельный. А смертельный яд не может убить итак уже… – Кай снова заметался, и Белла прижалась к нему, удерживая. – Тише, тише, – одной рукой опять погладила лоб, а потом стала перебирать волосы, а второй рукой гладила плечо. – Всё будет хорошо. Поверь мне. Только потерпи еще немножко. Совсем чуть-чуть.
Вампирша вернулась, хмыкнула, ей видимо совсем не нравилось подобное обращение смертной с ее правителем, а потом затараторила с еле заметным акцентом. Белла развернулась к ней и оценивающе посмотрела.
– Очищение крови? А это поможет? Ну, в смысле. Я же не знаю. Господи – она застонала от собственного бессилия и незнания. Опять это «не знаю». – Если бы он был человеком…
Кай позвал, и Белла не понимала, кого именно, но вложила свою маленькую ладошку в ладонь вампира, погладила.
– Тише, тише, я здесь, – она опять принялась успокаивать Волтури, пытаясь понять, о чем он говорит. И если он звал в бреду Ренату, она готова была стать для него Ренатой, лишь бы он поправился. – Оборотни? Джейкоб? – прошептала она, переспрашивая. – Неужели ты и до него добрался? Или это всё было, чтобы меня защитить. Жаль, никто не может защитить моё сердце, – Белла не хотела вспоминать тот болезненный для неё период, когда мир рухнул во второй раз, замотала головой и зажмурилась – на глаза выступили слёзы. – Сможешь, Кай, ты всё сможешь… Совсем скоро.
Раздался рык Деррека, который вырвал Беллу из теней прошлого, окутывавших её так внезапно.
– Деррек, твою ж, – она подпрыгнула на кровати, когда вегетарианец растянулся на полу. – Вот оно! Герб всё еще у тебя? Если да, то подрывая свою точку опоры и немедленно неси его. И не смей задавать лишних вопросов и ставить мои слова и действия под сомнения, если хочешь, чтоб господин Кай снова стал таким, каким мы его знаем! – откуда у Беллы взялось столько храбрости бросать вызов сразу трем вампирам, она не знала, просто паззл в её голове сложился, а времени на то, чтобы всё объяснять не было. – Арлин? – она переспросила, правильно ли поняла имя. – Готовь систему. Будет тебе игла. Только вот… Ему нужно сбить температуру.
Она огляделась по сторонам, но не нашла ничего подходящего – ни полотенец, ни лишних простыней. Быстро стащила с себя футболку и надела свингер, застегнулась, чтоб никого не смущать своим внешним видом. Разорвала футболку на две половины: из одной соорудила компресс и положила его на лоб Волтури, вторую половину тоже наполнила льдом, только собрала мешочком.
Рядом кашлянул Деррек, и Белла вздрогнула. Если он хотел её напугать, то у него прекрасно это получилось. Сердце подпрыгнуло и, казалось, застряло где-то в горле.
– Не смотри на меня так. Я Кая не травила. И к твоему сведению это благодаря мне он обнаружил эту иглу, но это не важно. Мне абсолютно всё равно, что там происходит в твоей голове, и оправдываться перед тобой и что-то доказывать я не собираюсь, – она повернулась опять к Каю и принялась мешочком со льдом водить по руке, потом осторожно перешла на грудь, отводя полы рубашки в стороны. – Арлин сказала, что медицинские иголки ломались, что не удивительно, но эта-то способна была пробить кожу? Смекаешь? Систему можно подключить, вставив эту иглу! Только вот её нужно очистить от яда и чем скорее, тем лучше.
Девушка обтирала тело вампира льдом, чтоб сбить температуру, не обращая внимания ни на удивленные взгляды, ни на ворчание. Мешочек со льдом скользил вниз к животу и обратно, свободной рукой она всё время провела температуру, покачивая головой. «Может, устроить ему ванную со льдом?», рука скользнула к шее, гладя её.
Деррек, – она позвала вампира. – Смотри, это оно? – Белла показала на еле заметный человеческому глазу зарубцевавшийся след от укола иглой.

0

6

Никто точно не знает. Гречанка округлив глаза смотрела как Белла рвет на части свою футболку и потом водит по телу Волтури мешочком со льдом.
Она даже хотела спросить зачем рвать вещи, если есть ткань, но  только в который раз удивляясь поступкам смертной  в задумчивости прибавила. Ты сейчас просто взопреешь. Я принесу тунику. Она новая... Для чего Арлин это пояснила она и сама толком не поняла. А Ткань я бы принесла.. дернув остреньким плечом гречанка в задумчивости куснула прядь своих волос намотанную на кулачок.
Деррек с сумрачным видом скрестив руки на груди застыл в позе командора.
-Единственный из ядов это кровь уже умершего. Прочие на вампиров если и влияют то крайне слабо и не продолжительное время, как впрочем алкоголь и наркотики. Тяжелый голос вампира звучал почти спокойно.
  Впрочем гречанка его без особого пиетета прервала Деррека обращаясь к  Белле.
Белла, тебя ведь так зовут? Я могу только предполагать, поскольку своей кровеносной системы у нас вроде бы не существует, хотя точно я не знаю. Мм,  однако  если выпить отравившегося смертного, то вампир тоже некоторое время может чувствовать дискомфорт. Раздраженно и совершенно по беличьи зацокав девушка прибавила кивнув в сторону кровати. А еще... Я кажется понимаю чем ты его привлекаешь. Впрочем, ты права и надо хоть что-то да делать... Я тут подумала... Что если, ему выпустить всю старую кровь которая уже отравлена и подключить в нескольких местах  поставив капельницы? Ну всю не всю, но хотя бы часть? Результат должен быть виден я так подозреваю, что весьма скоро. Все таки, стоит признать, что хладные более выносливы чем смертные. Вот только, ну... У нас крови мало, в основном плазма. Ее в разы легче достать и... Как я читала, она применяется при сепсисе и критическом снижении общего объема крови. Вампирша исподволь глянула на Деррека и перевела взгляд на ирландца. Златоглазый скептически кривил губы но молчал внимательно созерцая смертную и перед тем как уйти задумчиво проговорил идя в направлении выхода.
Странная ты, Свон... Оочень странная. Что-ж. Надеюсь, что у тебя хоть что-то да получится... Поскольку, хуже чем есть, явно не может стать.
Стоя на пороге комнаты он все же рыкнул на ирландца. О Нейл. Двигай на кухню и этого убийцу тащи в холодную, Пусть наконец подумает... Хищно оскаливаясь выдохнул. Про Закон "Око за око и кровь за кровь". Алану сейчас и так пока есть чем заняться. А я пойду принесу украшение,  пакеты с плазмой и еще одну капельницу. Хотел ее выкинуть, как не нужную, но... поведя плечами прибавил. Никогда не знаешь, что может пригодиться.

+1

7

– Мне ничего не надо. И если вы сами не догадываетесь, что кубика льда не достаточно, то это ваши проблемы, не мои, – огрызнулась Белла, но тут же произнесла, – прости. Я просто…
Она не хотела объяснять, что с ней происходило, а также то, что она не может вот так запросто бегать по чужому особняку в поисках полотенец или простыней, когда нужна экстренная помощь. Она даже не хотела смотреть на вампиров, продолжая охлаждать хотя бы так тело Кая. Сменила лед в импровизированном мешочке, распластав его, чтобы площадь охлаждения была максимальной. Белла сдвинула одеяло и потянулась к другой руке, стараясь не сильно прижиматься к Волтури.
– Кай, ты меня слышишь? Скажи хоть что-нибудь, прошу тебя, – девушка понимала, что с одной стороны вампиру в его нынешнем состоянии нужно экономить силы, а с другой – только разговаривая с ним, она видела, насколько ему разум затуманен ядом. Она стерла ладошкой капельки воды, компресс таял слишком быстро. Пальцы погладили Кая по щеке.
Вампиры объясняли про яды, и Белла покачала головой.
Деррек, бессмертие явно отрицательно сказывается на работе твоего мозга, – она покачала головой. Хотя на самом деле Белла его понимала, он, как и сама девушка, часто поддавался импульсу, диктуемому сердцем. Но она не могла ему до сих пор простить обвинений в свой адрес и грубого обращения. Поэтому вместо обычных объяснений, съязвила. – Ты не пробовал думать, ну, хотя бы для разнообразия. Ну, где бы я взяла мертвую кровь? Да еще как бы я её подсунула Каю. Неужели тебе до сих пор не понятно, что я ни черта не знаю о вашем мире, и при нашей первой встрече я тебе это говорила. – перевела взгляд на вампиршу. – Плазма… Не знаю, что лучше, я не медик. Я изучаю искусство, – приподняла Кая, прижав к груди, пытаясь усадить. – Держись за меня. Мне нужно протереть тебе спину. Прежде, чем мы начнем, тебе нужно снизить температуру. Ты же не хочешь лежать в ванной полной льда? Нет? – Удерживая вампира одной рукой, она приложила лед к его спине. Волтури дернулся, и послышалось недовольное рычание. – Потерпи, так надо, будь послушным, – она разговаривала с Каем, как с маленьким ребенком. – Если ему сделать кровопускание, то плазму нельзя вводить, она сразу загустеет, и будет только хуже. Ему нужно вначале поесть. Хоть немного. Кроме этого, – кивнула в сторону скамьи, на которой лежал мужчина, – что-то есть? Свежее. Арлин?
Белла осторожно опустила Кая на подушку, сменила компресс. А потом повернулась к гречанке.
– Ты ведь не только можешь капельницу поставить, так? – Пока не было мужчин в комнате, Свон сбросила свингер и уложила руку на столик, на котором стояло ведерко со льдом и высокий бокал. – Ему нужна свежая кровь, а так он не сможет мне навредить. И не смотри на меня так. Шевелись. – Арлин неуверенно подошла к девушке, наложила жгут. Белла отвернулась. – Наберешь в этот бокал. Не бойся. Я не умру от этого. Кай сейчас без сознания, и нужно действовать быстро.
Последние капли крови девушки упали в хрустальный сосуд, как раз в тот момент, когда в комнату вернулся Деррек. Он уставился на Беллу, потом медленно перевел взгляд на Арлин. Хотел что-то сказать, но девушка его остановила.
– Деррек, помоги его посадить, – Свон приподняла вампира за плечи, и села, чтобы он опирался о её плечо. – Вот так. Кай, ты меня слышишь? Тебе нужно хоть чуть-чуть поесть, – она взяла бокал и поднесла к его губам, наклоняя, чтоб немного смочить губы кровью. – Ты иглу вычистил от остатков яда? Тогда готовьте системы.
Белла заставляла Кая пить, приоткрыв его рот понемногу вливала теплую жидкость и следила, чтобы он глотал.
– Я знаю, что тебе не хочется, но так нужно. Скоро станет легче. Если ты не поешь, то откуда у тебя возьмутся силы, чтобы бороться? И потом, кто меня защищать будет? А Маркуса кто отыщет? Без тебя они не справятся

+1

8

-Из свежего... Арлин смущенно хихикнула и почти сразу же посерьезнев задумалась. Ну... Есть голуби... Из голубятни... И раздраженно зыркнула на стоявшего рядом с ней Деррека, Деррека державшего в руках  ее новую  изумрудного цвета тунику, но ничего не сказала памятуя свое предложение.
-Да... Мозги... Ох... Отводя потупленный взгляд в сторону храпящего на скамье тела золотглазый вампир негромко проговорил наблюдая за тем как смертная пытается напоить Кая собственной кровью, аромат которой был крайне для самого вампира своеобразен.
-Я вообще впервые подобное вижу...  И... Ну... Хоть в теории я знал что такое возможно... Просто не предполагал. В раздражении дернув головой вегетарианец  приглядываясь к месту прокола на шее у Волтури  отрывисто кивнул.
Не слишком уверен но да, похоже... И сразу же сухо хмыкнул переводя разговор на более деловые рельсы.
-Вот...Возьми пока эту кофту.- кидая поперек кровати зеленую тунику с биркой. Не обижайся. Я тебе позднее куплю, Арлин. На вампиршу  он даже и не взглянул даже, суховато продолжив говорить.
-Все готово. Я вычистил ту грешную иглу... Ледяная ванна говоришь? Деррек  пристраивая подле кровати еще одну капельницу с парой покрытых изморозью пакетов сощурившись на некоторое время задумался.
Гречанка фыркнула. Ну ты и неееуч, вроде как полторы тысячи разменял а кофты от туники все отличить не умеешь... Однако Деррек ее шпильку проигнорировал.
-Хм, насчет ванны не обещаю но... Есть одна идея как применить ее аналог... А впрочем... и пронзительно громко позвал.
- О Нейл, ты, ленивая, ирландская задница, пошевеливайся. Принеси мне... А впрочем нет.. Лучше неси его Алану из малой комнаты плотный целофановый пакет, он длиной почти что до конца матраса. И уже явно для обеих девушек пояснил свою задумку.
-Для задуманного он подойти должен просто идеально... Сейчас от растерянности у говорившего не оставалось и следа.
-И  передай ему, чтобы  лед из хладокомбината выгреб весь и размолотил до небольших кусочков наполнив ими пакет. Такого матрасика полагаю в общем то должно хватить. А ты переоденься- отставляя изъятый у Беллы из рук пустой сосуд- пока я буду держать его на руках. Не все из нас столь же терпеливы и выдержанны, а Алан при его прошлом так и вовсе отнюдь не идеал терпения.
Холод, пронзительный и резкий вызвал почти непроизвольно у Кая  грудной рык. Металлический привкус крови вызывал отвращение. Мотнув головой и едва при этом не выбив из рук девушки посудину, вампир выдохнул.
Нет Не надо... Сслишком холодно. Маркус?... Но его нет... Ушел... Как и  Аро... Элис... Джейн... Рената... Зачем бороться если все ушли? Но легкие успокаивающие касания чужих рук словно бы отрицали подобное  да и аромат, тепковато пряный нежный и в то же самое время слишком пронзительный и на диво знакомый отвлекал вампира от кошмарных видений.
-Белла? Ччто происходит? Откуда ты... И в эту минуту в комнату ввалился едва ли не близнец самого Кая, разница была только в цвете волос. Хрупкий и тонкокостный блондин с светло-золотистыми локонами и почти черными глазами яростно прошипел дотаскивая до кровати мешок со льдом. Чтобы Я... Еще... Рааз!! И встретившись взглядом со смертной подавился очередной яростной филиппикой. Недоуменно прищурился переводя взгляд на координатора их тройки.
-А это то еще кого Создатель принес по наши души? Уперев в бок руку с половником белобрысый разьяренно прошипел.
Деррек, вот уж воистину у тебя... Ума палата... Номер шшесть... И ключ.... того... Утерян! Я тебе уже тысячу раз говорил, что так быстро лед не намерзает. Я весь выгреб...

+1

9

Ей пришлось прилагать все свои силы, чтобы напоить вампира кровью, как бы странно это не звучало. Кай пытался вывернуться и несколько раз чуть не выбил бокал, на что Белла только качала головой и вздыхала. Она баюкала его в своих руках, надеясь, что совсем скоро ему станет легче.
– Чшшш – прошептала ему на ухо, закачивая. Белла Свон привыкшая к безоглядному самопожертвованию просто не понимала, почему все вокруг сейчас таращатся на неё. Она, несмотря на собственную хрупкость и постоянные отлеживания в больницах, готова была сутками не спать, когда болела Рене. Мысленно поблагодарила бога, что тот послал Чарли крепкое здоровье, но и тот буквально пару месяцев назад свалился с жаром, и девушка, бросив всё, помчалась из Портленда обратно в Форкс.
Белла гладила костяшками пальцев Кая по щекам, то с одной стороны, то с другой, пытаясь успокоить. – Потерпи, осталось совсем чуть-чуть. Будет холодно, но так надо. Не волнуйся. Ты же мне веришь? Ты сам сказал, что мы теперь друзья, а друзья не сделают друг другу плохо. Ты должен вернуться к нам, ты слышишь… – Деррек взял Кая на руки, давая возможность девушке одеться. Никто из них не знал, какое упрямое создание стоит перед ним. Пальцы девушки зарылись в мягкий мех, и она натянула на себя шубку. Подкладочная ткань холодила кожу. – Деррек, ты достал меня своими намеками! Понял! Я ничего не знаю ни о твоём прошлом, ни о прошлом, Арлин, ни о прошлом того, о ком ты говоришь, так что изволь выражаться яснее.
Он позвал её, и Белла тут же кинулась к Каю.
Я здесь, тише. – Сколько раз она за последние полчаса произнесла это слово – одному богу известно. Но она будет повторять его снова и снова, пока будет необходимость. Осторожно взяла вампира за руку, гладя длинные пальцы. Гладкая кожа Кая была почти прозрачной, но он всё еще горел. – Арлин, Подключай системы к пакетам. А вы, – она не знала, как зовут эту фурию в мужском обличии, – уберите плед и замените матрац на этот, ледяной. И не надо меня сверлить глазами, всё равно дыру во мне не прожжете, не тратьте попусту ваши силы.
Как только матрацы поменяли, Белла сразу постелила поверх целлофана плед, тщательно разглаживая все складки. Девушка прекрасно знала, как это неприятно – лежать, когда койка вся в складках. Конечно, условия здесь были далеки от больничных… Но вот существуют ли больницы для вампиров? Конечно же, нет.
– Клади его только очень осторожно, – Белла подошла к кровати. – Арлин, теперь всё зависит только от тебя. Смотри: этой иглой, – она показала на ту самую злосчастную иголку, которую совсем недавно обнаружила в замочке. Брать в руки её боялась, чтоб не пораниться. – Простите вы долго будете стоять над душой и пялиться на меня? Или у вас у самого есть план, как вернуть господина Кая? Готова выслушать, если нет? То ступайте и еще наморозьте льда, хотя если у нас всё сработает, он не понадобится, а вот кровь… – опять повернулась к Арлин, объясняя, что нужно делать. – Вместе с этой введешь иглу от капельницы, а потом пустишь плазму. Поняла?
Тихое рычание обеспокоило Беллу, но он ляскал от холода. Девушка положила руку на шею Волтури. Пальцы, наконец, ощутили разницу температуры. Кай более подвижно стал ворочаться.
– Эээ, так не пойдет. Похоже, его нужно будет держать. Арлин, можно начинать.
Девушка несколько минут смотрела, как вампиры хлопочут подле своего правителя, и как только желтая жидкость стала вливаться в тело вампира, вышла из комнаты, а потом и из дома. Она села на ступеньку, притянув колени к груди, обняла ноги руками. Голова гудела, словно там мчался паровоз. Из глаз потекли слёзы.
– Если это не поможет, я не знаю, как его вернуть… – прошептала она.

0

10

Спустя примерно минут 20 светловолосый юноша, внешне едва ли не ее ровесник появился на пороге словно призрак-так же беззвучно. Даже не скрываясь он щеря клыки глухо протянул.
Хм, я не знаю как вас звать... Но... Пойдемте я вас шоколадом угощу, горячим.  Не дело смертной сидеть так и мерзнуть. Говорят, что в кофейне Поля Бейкери, где я работаю...Он лучший. А вы недавно... Потеряли кровь. Вампир явно чуял чужую кровь и она действовала на него вполне так зримо но он пока держался.
-Или мне вам его сюда принести? чуть слышно выдохнул. Так будет лучшше для тебя... Аромат ссильный а я не ссвятой. Сглотнув клацнул едва ли не как сам Волтури в период озноба и- исчез в приотворенном темнеющем проеме двери только тихое.
- Слушай что Деррек говорит. донесшееся до слуха смертной прозвучало глухо и сожалеюще.
В особняке же между тем Деррек прикладывая всю свою немалую силу удерживал Кая прижимая того к матрасу но и он понимал что слишком долго не сможет  выдерживать. Его "отец по крови" был сильнее его несмотря на разницу в габаритах. Арлин шипя ровно кобра которой прищемили хвост пыталась проколоть руку Кая но пока что это было неудачно. Спустя минут 10 такой борьбы во время которой она упала, вампирша поднимаясь с пола яростно позвала ирландца.
- О Нейл, да держи ж ты его руку хотя бы... Я не борец сумо, если ты еще не заметил! Рыжеволосый тип закатывая глаза и поминая святого Патрика придержал требуемую конечность и гречанка наконец то ввела иглу и тут же ту вынула моментально заменяя на медицинскую.
Второй укол пришелся в почти то же место куда отравленная игла воткнулась ранее, то есть в шею в аккурат в яремную вену, если бы сам Кай не был вампиром, и была проделана сходная операция
Дернувшись Волтури замер и обмяк. Сил сопротивляться трем пусть и менее сильным вампирам у него не было да и жар выпивал силы.
Плазма проведенная по капельнице делала свое дело, как впрочем и ледяная "ванна". Хотя вампир и был пока еще неестественно теплый, но постепенно лед и вливания делали свое дело. Сознание вынырнуло из полубредово-зыбкой черноты беспамятства и Кай глухо спросил ощущая аромат крови смертной.
-Белла... Что вы с ней ироды сотворили? До него еще пока не дошло, что несколько капель крови упавших ему на рубашку еще долго будут дразнить его обоняние.
-Она жива. князь.  негромко прозвучал баритон Деррека и почти в унисон ему донеслось ядовитое.
-Ой да ничего с твоей смертной подружкой не сотворено! Раздраженный тенор белобрысого разрезал густые сумерки.
Впрочем дерзкого враз укоротило по меньшей мере двое из присутствующих.
Придержи язык! практически одновременно в унисон рыкнули Деррек и ОНейл
Кстааати, а тут никто не подумал насчет того что пора включить свет, м? И вообще, Алан... Шел бы ты... На кухню... Крутанув носом вампирша мечтательно прижмурилась вздыхая. Эх... Когда я чувствую такой аромаат, то начинаю жалеть, что  не человек... О кстати... Я за ней. Белла наверное замерзла. Оскаливаясь в улыбочке вампирша послала раздраженному блондину воздушный поцелуй присовокупив.
А ты Ал, давай чеши, в темпе галопа, на кухню. А то твой шедевр рискует стать... Мило улыбаясь хмурому блондину Не шедевром. Резкий поворот и девушка едва не налетела на входившую в комнату Свон.
Ох, Белла а я за тобой. Обнимая и тормоша смертную вампирка уже более оживленная чем прежде радостно прибавила коротко глянув в сторону главы своего отряда. Спасибо тебе. Все же Рик хоть подчас и делает фирменные дурости, но он редкий везунчик. Слегка посерьезнев. Вот и сегодня.... Не приведи он тебя сюда, то я даже боюсь подумать чем все завершилось бы... Блондин прошел мимо обнимающихся девушек направляясь на кухню и до Беллы донеслось. Хорошо хоть для кого то пригодится горячее питье. В ту же секунду в комнате зажегся свет.
Ох... Ну кто же плачет на морозе?! А ну идем ко мне, немедленно! Князю уже лучше, не знаю правда надолго ли, но он в сознании. Про тебя спрашивал. Мешая английские и греческие слова Арлин касаясь щеки Беллы прибавила. У меня есть чудесный французский крем для лица, пойдем я тебе маску сделаю и... А давай ты ванну примешь? Горячую! Я не хочу чтобы ты простуживалась. Ал сейчас горячий шоколад принесет, он у него, шедеврален! Согреешься горячее успокаивает, правда!

+1

11

Она не дрожала, не всхлипывала, просто нервное напряжение нескольких последних дней нашло выход, и слёзы катились и катились по щекам. Девушка сидела в одной позе вот уже больше 20 минут, и только терзала нижнюю губу зубами. «А что если это не поможет? И… Аро обвинит меня еще и в смерти Кая? Это еще не самое страшное. Страшно потерять друга. Что если все мои старания напрасны? Нет, не думай. Он поправится. Я запрещаю тебе думать о плохом», подсознание напялило очки-половинки и погрозило Белле пальчиком. Свон отреагировала на это подкатив глаза. Она прислушивалась к звукам, доносившимся из дома, но ничего не расслышала, пока не открылась дверь.
Белла, – машинально представилась она, всё ещё пребывая в плену своих размышлений. Она вспомнила, как Джаспер перед битвой с Викторией рассказывал, что убить вампира можно только разорвав его на части и предав огню. «А что же тогда это такое? Джаспер!», из кармана свингера достала телефон, который ей отдал Волтури, и набрала смс, забыла подписаться, даже не задумавшись о том, что писала с чужого номера. – Да, так будет лучше, вам же всем в тягость моё присутствие, хотя… – вампир уже исчез в дверном проеме, – не утруждайте себя.
«Может, нужно было остаться и помочь?», но грохот, который теперь она слышала сквозь приоткрытую дверь, говорили о том, что Белла поступила правильно.
Мдааа, – протянула она. – В лучшем случае я бы отделалась парой переломов. Ну, это если бы я не напоролась на какое-нибудь стекло или что-нибудь острое. – Горькие воспоминания, которые привели ко всем этим событиям, поднялись и потянули свои костлявые пальцы, сжимая сердце. Девушка чуть не задохнулась. – Если бы не Эдвард, мы бы никогда не познакомились, Кай. – Усмехнулась. Встала. Спустилась вниз на лужайку перед домом, укрытую белым пушистым ковром. Наклонилась, зачерпнув пригоршню, и стала смотреть, как медленно тает от тепла её ладошек снег, превращаясь в воду. Капли просачивались между пальцами, и падали обратно, делая снежный покров ноздреватым. Опять расплакалась.
Свон услышала грохот и поспешила обратно в дом. Слёзы застилали глаза, и девушка несколько раз успела споткнуться, но вовремя хватаясь за стены, удерживалась на ногах. Она чувствовала слабость и тошноту. Застыла в дверях, невидящим от слёз взглядом уставилась на Волтури. Она просто смотрела в том направлении, где была кровать. На девушку тут же налетела вампирша, тряся за плечи и что-то радостно лепеча, стирая слёзы, обнимая и прижимая к себе.
Нет, Арлин, ничего не надо, не беспокойся, – Белла провела рукой по волосам, отбрасывая их с лица. – Спрашивал? Как он? – в её голосе появилась надежда, и она больше не слушала вампришу, и слегка дернув плечом, сбросила её руку. Подошла к кровати, обогнув Деррека, опустилась на колени. – Кай, ты меня слышишь? – тот пошевелился. – Прости меня? – прошептала она, прижимаясь лбом к его ставшей, наконец, прохладной руке, словно между ними никогда не было непонимания, криков и вражды. Плечи опять затряслись, и Белла укусила себя за губу – дать волю слезам в одиночестве или в присутствии друга, это одно, а рыдать на глазах у тех, кто тебя, мягко говоря, не понимает, – совсем другое. Она чувствовала себя разбитой, словно по ней проехались катком: последние дни подготовки к экзамену она провела почти без сна и еды, перебиваясь только кофе и иногда фруктами. Белла вспомнила, что так и не ответила на вопрос. – У меня всё отлично, и я досрочно сдала сессию. Профессору очень понравилась моя работа, и кажется, меня опять по стипендиальной программе отправят на какую-нибудь стажировку. – Волтури дернулся, словно пытался подняться. Свон тут же уложила его обратно на подушки. Она не увидела, как с недоумением переглянулись вампиры, не понимая, как такое хрупкое и маленькое создание смогло справиться с древним вампиром. – Тише, тише. Тебе нужен отдых. Кай, помнишь, мы с тобой договаривались… Тебе уже лучше, а значит, мне пора. Ты сильный, ты справишься. И… Ты обязательно найдешь Маркуса. Прощай, Кай Волтури.
Она поцеловала его руку, как это принято в обращении с высшей знатью, и поднялась.
– Отвезите меня домой, – обратилась к ирландцу. – Еще одного такого путешествия с Дерреком я просто не выдержу. Хотя так было бы намного быстрее. Деррек, – она посмотрела на золотоглазого вампира, только теперь осознав, почему так остро реагировала на его присутствие – его глаза были почти такого же цвета, как у Каллена. – Я не знаю, связался ли Кай с Аро, но мы подозреваем, что такие иглы были на застежках гербов всех правителей. Но теперь вы знаете, что нужно делать,– её голос был уставшим, тихим и безжизненным. – И не забудьте, скоро ему понадобится еда. Настоящая качественная еда, а не голуби или пьяные попрошайки.
Слегка пошатываясь, она вышла из дома. Морозный вечерний воздух болью ворвался в легкие, и в ушах зашумело, а глаза заслал туман, голова закружилась, и в одно мгновение небо и земля поменялись местами.

+1

12

От упрямая девченка, побери меня святой Патрик!] Рыжеволосый и корренастый вампир  в разражении запустив в свою шевелюру пятерню с ожесточением провел по той. 
Вот скажи на милость, и куда вас смертных вечно так несет, а? Жить боитесь и помереть-торопитесь! Подхватить падавшую навзничь девушку  на руки для вампира не составило труда.
С возмущением бурча себе под нос Райли ОНейл качнув головой прижал к себе безвольное тело смертной словно та ничего не весила.
Нет, можно подумать, что  в таком полуневменяемом состоянии ее кто отсюда бы отпустил... Особенно после произошедшего. Негодующе фыркая ирландец вернулся обратно в комнату и хмуро проговорил. Ну и чего уставились то на меня ровно на восьмое чудо света? Рогов или там копыт у меня теперь явно не вырастет. И вообще Рик. Поставить б надо в комнату Арлин еще одну кровать. И девочке повеселее и нам поспокойнее... Гречанка пару раз экспрессивно кивнув головой прибавила,
-Да и гардероб у меня вполне приличный, так что могу с ней поделиться, и вообще,Деррек, не будь таким букой. Если бы не ее придумка насчет той самой иглы, то вряд ли что то у нас получилось бы. сглотнув вампирша налетела на рыжеволосого.  Райлиии!!! Ау, рыжий увалеень?! Ты ее держишь ровно куклу, она все ж не вампир, послабее... А то не дай творец, еще сломаешь ей что нибудь, с твоей то силой это только на раз два проходит...
Ирландец хмурясь вместо ответа проворчал что то маловнятное на гэльском, но по интонации можно было понять, что эта фразочка была из разряда "сама дура".
-Что мы потом князю скажем? Или ты совсем ослеп и умом тронулся видя как она убивалась, да наблюдая как князь ее только да Ренату звал и все требовал у Рика чтобы ее не трогали? Сейчас Арлин была в откровенной ярости и более всего напоминала встрепанного черного воробья который наскакивает на рыжего добродушного кота.
Алан вышедший из своего убежища-кухни с мрачноватой  и пугающей усмешкой констатировал.
Арлин, детка, не заводись, а то морщины появятся, которые и кровавыми возлияниями не убрать. Все и так поняли что она явно... Явный интерес князя, а самоубийц тут вроде бы не наблюдается. Пнув в раздражении ножку скамьи с храпящим на той телом вампир умчался обратно, и вскоре  раздались характерные для готовки пищи звуки- мерно стучали о доску шинковальные ножи, гремели крышки кастрюль и шипел пар.
Деррек наблюдая за "натуральным Содомом и Гоморррой вместе взятым" только качнул головой скрываясь за порогом и только перед тем как исчезнуть за дверью бросил. Арлин, дай девочке спокойно поспать, сейчас ей это полезнее всего будет, да присмотри за князем. На всякий случай, пока я кровать установлю
Вампирша растеряв почти весь свой боевой пыл подшагнула к ирландцу поскольку ей показалось, что смертная начала приоткрывать глаза. Уложив голову Беллы поудобнее на сгибе локтя своего соклановца она слегка надавила на висок американки мягко отправляя ту в объятия сна. Даром этой юной вампирши было насылание сонливости и легких, радостных сновидений.
Наверху в ее комнате послышался грохот передвигаемой мебели а спустя считанные минуты в комнате появился и Деррек.
-Постель готова и застелена, так что можно ее отнести. Голос рослого златоглазого вампира был спокоен и тих.
Я пока подежурю подле князя а ты, Арлин иди отдыхай, завтра твоя помощь будет поистине неоценима.
Кай лежал на кровати и слушал что говорили его соклановцы. Сил на разговоры да и на минимальные какие нибудь действия у вампира сейчас не было. В голове мутилось от резкого перепада температур а еще... Резкий аромат свежей крови чьи капельки сейчас стекали ко дну бокала был столь ярок и призывен, что это вампиром ощущалось как тягучая нудная фантомная боль.
О Нейл по прежнему бережно удерживая на руках спящую медленно дошел до комнаты Арлин и умостив Беллу на второй кровати стараясь не шуметь спустился вниз.

+1

13

Плавные покачивание, размеренные и медленные, как в детстве, когда качели почти остановились, но всё еще продолжают движение. Тело девушки дернулось, и рука свесилась, и вампиру с этой ношей пришлось входить в комнату боком. Он чуть подбросил Беллу и перехватил, сильно прижав к себе. Она застонала. Боль впилась в висок и яростно вгрызалась малюсенькими зубками-иголочками, распространяясь по телу с каждым ударом сердце. Выгнулась дугой, застонала, дернулась, но тут же прохлада сняла болезненные ощущения. Ресницы задрожали, и Белла попыталась открыть глаза, но веки были настолько тяжелы, а силы покинули её, что не было возможности даже сделать это. Слышала голоса, вот только не понимала, что говорили – они слились в неясный гул. А может, это всего лишь ветер завывал в каминной трубе? Голоса возвращали её сознание, протягивая тонкую нить из небытия в реальность.
В полусознательном состоянии она сделала еще одну попытку встать – где там… Руки настолько крепко, но в тоже время бережно сжимали её, что пошевелить она могла только пальцами. Еще какое-то время Белла чувствовала покачивание, а потом всё прекратилось.
Она вновь стала маленькой. Это был один из самых счастливых дней её детства: она вместе с мамой и папой отправились в парк аттракционов. Качели, французская карусель с лошадками, на ней Белла прокатилась целых три раза подряд. Потом они ели сладкую вату и карамелизированные яблоки на палочке, запивая всё минералкой. Девочка смеялась и была счастлива, а потом… Просто потому, что мама и папа были рядом. Снова…
На этом счастливый сон развеялся. Заворочалась, заметалась во сне, и все затянуло молочно-белым туманом, который медленно развеялся.
Она была посреди леса, где её бросили. Он ушел, оставив её одну. Ушел навсегда. Можно не звать. Даже не стараться. Он испугался своей любви к хрупкому созданию, но… он не думал, что оставив её здесь, унесет с собой её сердце. Девушка плакала, а когда слёз уже не осталось, просто нервно вздрагивала, втягивая воздух. Её прижали к чему-то слишком горячему, и жар стал расходиться, как круги на воде. Пробравшись под куртку, запуская свои языки в сапоги, опутывал ноги, лизал руки.
Нет, этот огонь был внутри. От запястья он стремительно поднимался вверх по руке, плечам, сковывал голову, разливался раскаленной лавой по груди, перетекал по ногам. Яд проник в кровь и медленно подчинял себе тело девушки.

Опять задергалась, чуть не свалившись с кровати. Воздуха не хватало, было нестерпимо жарко, словно тело горело, и девушка инстинктивно стягивала с себя одежду, барахтаясь и суча руками. По гладкой подкладочной ткани она выскользнула на прохладную простынь. Наконец, она вырвалась из огня и жара, опутывавших её тело. Свернулась калачиком.
Огня больше не было. Не было ничего, кроме всепоглощающей тьмы. Холодные пальцы вновь коснулись виска, но девушка лишь вздрогнула от этого. Голова заметалась по подушке, и волосы образовали пушистое каштановое облако. Белла обессилено обмякла – тело было истощено физически, но если бы понадобилось, она снова и снова пойдет на это.
Но сознание, оказавшись в плену сна-воспоминания, не могло пробиться наружу, блуждая в лабиринтах прошлого.

Свернувшись и сжавшись в клубок, Свон лежала в чужой кровати, в чужом доме, ей было неуютно и неудобно. Прохладные пальцы погладили лоб, и тьма рассеялась, подчиняясь этому простому движению. Сон снова сменился на более приятный.
Маленькая Белла приехала в гости к отцу, тогда она еще называла его папа. Они поехали к его другу в резервацию. Казалось, она во сне ощущала запах костра, слышала потрескивание поленьев, и тягучий голос Билли, рассказывавший невероятные истории. А Балла сидела рядышком с Джейкобом, завернувшись вдвоем в один плед, они жались друг к дружке от страха, но при этом пытаясь не выказать старшим своего страха. Оба знали – отправят спать, и они опять не услышат конец истории. Вот отец поднимает её, и она засыпает прямо у него на руках.
Когда девушка открывает глаза, и встречается с золотистомедовыми глазами Эдварда. Это было первое утро, когда он не ушел. Первое и последнее… Тот день изменил всё.
Белла задрожала, сжалась еще сильнее, обхватила руками ноги, растирая их, чтоб хоть как-то согреться. Ничего не помогало. Она лежала в палатке, зарывшись в спальник, из которого торчал только нос, стучала зубами и вздрагивала при каждом вздохе.

Арлин принесла все одеяла, которые только смогла найти в доме, за исключением тех, что остались у Кая Волтури. Накрыла Беллу, укутывая её, заворачивая, как в кокон. Опять провела пальцами, нажимая с двух сторон на виски.
– Белла, да что ж с тобой, что даже я не могу справиться. Белла… – тихо позвала она, но девушка не реагировала. Всего на минуту лицо просветлело, а потом снова его накрыла тень. Девушка стала извиваться, барахтаться. И Арлин пришлось звать на помощь О Нейла. Ирландец осторожно держал девушку, стараясь ничего не сломать.
– Иди, я побуду с ней. Тебе пора поохотиться, – он пробыл с ней, пока та не успокоилась, а потом вышел из спальни. Слишком уж громко билось её сердце, слишком быстро пульсировала жилка на шеё.
Свон бежала по темной узкой улочке то и дело спотыкаясь о брусчатку. За ней гнались… Она не знала кто, боялась оглянуться, но отчетливо слышала утробное рычание. Свернула за угол, но ударилась о что-то слишком твердое. Она бы упала, если б чьи-то руки не сжали её.
Её толкнули в какую-то подворотню, и девушка оказалась на площади, посреди которой был возведен костер. Уронив голову на грудь, привязанный к столбу стоял светловолосый юноша.
– Джаспер, прошептала она, – нет, нет… – бросилась к нему, но огонь уже принялся пожирать хворост, разгораясь слишком быстро. – Джаспер, – прошептала Белла, и юноша поднял голову. На Свон смотрели алые глаза.
Она снова побежала, её никто не удерживал. Но чем ближе подбегала девушка, тем очевиднее было, что перед ней, охваченный пламенем стоял Кай Волтури.

– Кааааай, – завопила Белла, силясь вырваться из кошмара, который никак не развеивался. – Неееет, КАААААЙ.
Крик девушки отразился от стен, возвращаяясь к ней же обратно с утроенной силой. Белла, силясь вырваться из кошмара, который никак не развеивался, с неожиданной для смертной силой отпихивала бережно удерживавшие ее руки. На крик не оставалось сил и все же она кричала, захлебывалась воздухом, но звук словно кто-то выключил. Только и оставалось что смотреть на казнь, а то что это была именно казнь у американки не было сомнений, да разевая рот в попытке вдохнуть колючий и обжигающе-ледяной комок, отбиваться от чужих жестоких и грубых обьятий. Огонь лизал чернеющие бревна а взгляд беловолосого устремленный на нее был по прежнему темен и прожигал не слабее огненных языков. Она не понимала уже кого звала. Лица Джаспера, Эдварда  Кая и прочих малознакомых вампиров надвигались на нее, постоянно меняясь. Одно перетекало в другое словно мозаика, составляя все новые и новые вариации. Вражения на лицах были ядовито-насмешливы, некоторые ехидно скаля клыки шептали на разные голоса. "Кого ты зовешь, дурочка? Ты никому не нужна! Один смеется над тобой, другой готов убить, а третий... Третий тебя просто бросил. Одну. В лесу. И ты это просто так оставишь? Оставишшь..." Шипели языки огня надвигаясь с каждым мигом все ближе и ближе, и вот уже не руки, а огненные плети спеленывают ее, ровно грудное дитя в свивальники.

0

14

Вампир очнулся от полузабытья вызванного больше  голодом и слабостью чем чем либо еще. Несколько минут Кай в недоумении созерцал странные темно-бордового цвета провода ведущие к его шее и к сгибу локтя пока до него не начало доходить что таким вот образом он сейчас и насыщается. Горло саднило, глаза хоть и видели но не было привычной резкой четкости, все вокруг было словно припорошено незримой дымкой. Двигаться не хотелось, строго говоря вообще ничего не хотелось делать. Тело ощущалось им как нечто нематериальное и крайне легкое, эфемерное. Голод медленно и неохотно постепенно уходил как впрочем и слабость, оставляя после себя легкий флер усталости и необычное ощущение полета. Приподнявшись на локте Кай в задумчивости обозрел обстановку. Четверка Деррека ушла на охоту и только сверху доносился невнятный шум.  Обострившееся обоняние подсказало вампиру что наверху находится хладная и смертная.
Кай не мог понять то ли ему привиделось появление Свон, то ли это был бред вызванный ядом. В голову упорно почему то лезли воспоминания о ледяных пальцах касавшихся его раскаленного лба и тихий почти на грани слуха ласковый шепот упрашивавший его потерпеть. И тут сверху донесся пронзительно-испуганный женский крик, Крик Беллы. Девушка словно бы отбиваясь от кого то с поистине душераздирающим отчаянием звала его по имени. Звала так словно ей грозила смертельная и крайне близкая опасность. В пронзительном крике была и мольба, и надежда и ужас, густой и темный он словно удар нагайки подстегнул вампира. Он не запомнил как сорвался с места. Сейчас ему было важно попасть как можно скорее наверх, в ту комнату где находилась девушка. В голове мелькнуло воспоминание о злой и откровенно предвкушающей, клыкастой ухмылке Алана и ярость, темная, жестокая сорвала последние покровы с разума вампира. Сейчас в доме находился опасный  и разъяренный хищник,  безжалостный,  матерый убийца.
Добраться до комнатки вампирши не составляло труда. Дверь попросту вынесло в коридор и она раскололась при падении. Глухой, почти беззвучный рык и вот уже рыжеволосый вампир падает на пол медленно и тягуче слегка подваливая влево. Крик девушки резко и пугающе обрывается
Молниеносный рывок в который он практически выложился и вот уже его самого ведет вправо а руки оттягивает  неправдоподобно легкое девичье тело.
Нннет... Только не она... Мысли напоминают толстых насосавшихся крови  пиявок, перед глазами мерцают красные снежинки-искорки.
Вампир не понимал, то ли он сейчас стал участником актерского действа то ли- кошмара наяву. Свон, лежала у него на руках запрокинув голову и исходила в беззвучном, горестном крике в мучительной гримасе искажая лицо. Аромата крови, характерного при укусе  Кай не ощущал и вглядываясь в девушку пытался определить куда же ирландец мог ее укусить, но укусов не было, да и американка выглядела так словно находилась в обмороке, если бы не ее резкие хаотические движения и рывки.
Шш, спокойно малышка. Я рядом... Полубеззвучные слова рвались с языка, но Кай их не слышал. Ярость уступила свое место усталости и вампир продолжая бережно удерживать девушку в объятиях сел на кровать. Причины тому были сразу две и обе- веские. Первая заключалась в том что Кай боялся что  Белла упадет и вторая в том что он ее в этом случае поймать не успеет.
Судорожные сухие всхлипы сотрясавшие хрупкое тело смертной сейчас им воспринимались едва ли не как ее предсмертные конвульсии. Осознавание этого было для Волтури столь же невозможным, немыслимым, как для человека вдохнуть  песка и не задохнуться при этом, и вампир не выдержал.  Насколько ему позволяли и ее рывки сопровождаемые полустонами-полувсхлипами и собственный ужас, он, гладя кончиками пальцев попытался дозваться до девушки при помощи своего дара. Задерживая дыхание и шепча слова смысл которых до него дойдет не сразу, вампир в яростном отрицании и неверии в происходящее звал пытаясь достучаться до спящего в объятиях кошмара, разума Беллы. Касаясь своим виском ее влажного и почти такого же прохладного Кай вглядываясь в полузакрытые глаза  девушки шептал звенящим от напряжения голосом. Вернись маленькая. Вернись, олененок. Ты нужна мне. И почти тут же едва слышно, явно не владея собой принялся выдыхать. Создатель... Возьми мое никчемное бытие, отпусти ее. За что ты ее то караешь? За то, что была добра и светла как слезинка в чашке цветка, доверчива и  не проливала, как я,  чужую кровь?   Кая трясло едва ли не также как и спящую в его объятиях американку.  Перед мысленным взглядом вампира сейчас мельтешили поистине кошмарные морды Они постоянно менялись и только безголосый крик рвался из их ухмыляющихся клыкастых пастей. Она ссама так хотелаааа, Ссама пожелала... Она нашша, нашша. И ты тоже нааашш. Нет она останется здесь не с вами... Не отдам и не отпущу. Найдется ли описание для той муки которая сейчас его терзала-держать единственное существо в объятиях и наблюдать его мучительную агонию, в бессилии осознавая, что он не успеет ее спасти хоть так, через становление вампиром. Волтури казалось, что сейчас он заживо сгорает.  Почему не я... Неужели я принужден наблюдать за гибелью тех кто дорог не имея сил ничего сделать?!Касаясь кончиками губ лица Свон вампир, на грани доступного слуха,  так, словно боялся, ее разбудить,  шелестяще-судорожно продолжал звать,  в глубине своего естества понимая, что это конец, но не желая смиряться с этим, хотя ему и казалось что он исходит криком, поскольку слова многократно отраженные воображением множились и множились. Белла, светлая моя, вернись... Это всего лишь сон... Страшный сон... Вернись, мое солнышко. Вернись, любимая. Он уже ничего не видел кроме полузакрытых, с легкой каплей слезинки в уголке, карих глаз. Лицо девушки такое близкое, с легким ветерком дыхания качалось перед глазами  и Кай понимал, осознавал всем своим существом, что если она не откроет их, в это же мгновение, то это и будет означать для него абсолютный конец, худший чем физическая гибель под пытками. Легкое трепетанье ресниц и вот сверкающая капелька почти незаметно стронувшись летит сверкая гранями вниз. Вампир замер застывая статуей, сил у Волтури сейчас только и хватало чтобы смотреть прямо в медленно раскрывающиеся, полные еще теней пережитого кошмара глаза смертной.  Сейчас он забыл как это-дышать,  просто смотрел все еще не веря в то, что чудо все же произошло и девушка жива и кажется невредима.  Ровный и спокойный стук смертного, маленького сердечка  отозвался в нем так, словно прозвучал над головой удар весеннего грома.

+1

15

Невидимые демоны, шипели, окружали со всех сторон, а их огненная хватка становилась всё сильнее, словно тонкие раскаленные цепи опутывали, рассекая кожу, впиваясь в тонкую плоть, распиливая её. Языки пламени подтягивали её ближе к огню, а она яростно отбивалась. А шепот в голове вытеснял всё мысли, подчиняя девушку себе. «Убей их всссех, слышишшшшь, убей». Снова замелькали лица, и Белла замотала головой, а языки пламени всё ближе подтягивали её к костру.
«Зачем тебе жизссснь, есссли кажшшшдый предал? Иди к нам, Белла, мы любим тебя. Ссс нами хорошшшо», и, устав бороться, она сделала шаг, другой, хотела как можно быстрее добраться до приговоренного к сожжению, но… уже не было ни столба, ни светловолосого юноши с лицом Кая и Джаспера одновременно.
– Они погибли из-за меня, – всего за секунду огонь полностью охватил её тело. Она сгорала заживо, хрипя и корчась от боли. А пламя, заполучив свою жертву, ослабило свои огненные цепи.

Тело дугой выгнулось вверх и упало в прохладные объятия, нежные и баюкающие. Такими, наверное, бывают только объятия самих дорогих людей: матери, отца, любимого. Она слова легонько раскачивалась из стороны в сторону.
Налетел ветерок, легкий и нежный. Он донес обрывки фраз. Белла подняла голову к небу, и в глазах отразилась немая мольба. Нет, не о спасении. Она молила о том, чтобы языки пламени стали еще сильнее, еще жарче, чтобы это поскорее закончилось. Но ветерок не унимался, и девушке на какой-то миг показалось, что она видит его очертания, как в жаркий день раскаленный воздух поднимается над асфальтированной дорогой.
«Ты нужна мне», она лишь устало повела головой, а потом уронила её на грудь. «Не ссслушшай. Ты только нашшшша. Они всссеее упуссстили свой шанссссс». Ветер стал сильнее, он набрасывался на огненные языки, прибивая их, но от этого они становились только жарче, ярче и выше поднимали свои головы. Белла уже не сидела, а лежала посреди огня. «Оленёнок»… она почему-то зацепилась мысленно за это слово. Когда-то один из них сказал, что у неё глаза, как у маленького оленёнка – большие и влажные, и трогательные до безумия. Только она не могла вспомнить, кто из них. «Не важно, они вссеее предалиии!», огонь лизнул щеку, «Видишшь, и этот ушшеел». Свон замотала головой из стороны в сторону, а потом обреченно кивнула.

Дыхание стало прерывистым, поверхностным, словно что-то сжимало грудь, не давая воздуху попасть в легкие, сердце сбилось с ритма, пропуская такты. Убаюканная в объятия вампира, девушка не шевелилась.
Порыв ветра стал сильнее, мощнее, он стягивал облака над площадью, подгонял их хлестко, словно пастух, собирающий стадо.
«Белла, светлая моя, вернись... Это всего лишь сон... Страшный сон... Вернись, мое солнышко. Вернись, любимая», она не могла понять, кому принадлежит этот голос? Подняла голову и огляделась. Рядом никого не было. «Вернись, любимая», ветерок опустился к ней и коснулся щеки, которую только что опаляло безжалостное пламя.

Сердце замерло.
Всего лишь сон, – прошептала она. – Сон… Вер… Вернуться. – Пламя взвилось вверх, окутывая Беллу. – Ты – сон… ТЫ! Всего! Лишь! Сон!
Каждое её слово тонуло в раскате грома, и вот драгоценная влага пролилась над площадью, где состоялась казнь. Казнь над тяжелыми воспоминаниями Беллы Свон. Весенний ливень, теплый, свежий, нежный, омывал лицо девушки, унося вместе с пеплом боль и страх, размывая лица тех, кто причинил её столько боли.

Каждому раскату грома в кошмарном бреду соответствовал удар сердца. Оно оглушало, словно рев мощного мотора. Кровь заструилась по венам, жилка на шее радостно забилась. И спасительный дождь, пролившийся во сне, вырвавший её из лат огненных демонов, прорвался из сна в реальность, одинокой слезой сорвавшись с длинных подрагивающих ресниц.
Устало моргнула. Она не узнавала места, где находилась, какая-то странная комната – без окон, на стенах обои с незатейливым рисунком, рядом пустая кровать. Нет, она определенно никогда прежде не была в этой комнате, такой простой и одновременно пугающей.
«Где я?», девушке казалось, что она произнесла вопрос вслух, но только пошевелила губами. Глаза опять устало закрылись. «Всё верно. Меня упекли в психушку».
Шевельнулась, и прохладные руки вампира сжались, удерживая её. Она погладила пальцами его ладони, а потом чуть сползла вниз.
Кай, – выдохнула она. – Ты… ты звал меня… Ты вернулся… У нас… получилось.
Белла улыбнулась краешками губ. Она хотела еще что-то сказать, но сил не было. Она просто лежала и смотрела на обеспокоенное лицо Кая Волтури, склонившегося над ней. Но её взгляд сейчас был красноречивее любых слов.
Хотела протянуть руку, коснуться щеки вампира, но сил не было. Ей казалось, что он так близко, но в то же время так далеко. В памяти всплыли строки, которые она читала не так давно.
Проходишь робко в тишине.
Лишь провожают сотни взглядов.
Он где-то там, он в вышине.
Он выведет тебя из ада.

Ты спасена и он спасен,
Грехи любовью искупая.
Он над толпою вознесен…
Лишь только с ним достигнешь рая.

Ты спасена и он спасен... Он спасен... Это главное

0

16

Продолжая сидеть бережно удерживая на руках кокон из одеял в которые была едва ли не по нос завернута девушка, Кай  смотрел на медленно затуманивающееся лицо. Тень становилась все ярче, а он все хуже ее видел. Только ощущал  не аритмичное но успокоительно- мерное биение тока крови под тонкой кожей шеи  девушки. Продолжая удерживать ее на сгибе локтя вампир прикрыл глаза. Пушистые волосы легко щекотали запястье. Представлять как Белла лежит слабо улыбаясь было приятно, приятно больше от осознавания того, что ей сейчас ничто не угрожает, разумеется если забыть о нем самом, но думать на эту тему Волтури не хотелось. Давно не ощущаемое и оттого неожиданное чувство не столько покоя сколько успокоенности, уже изрядно подзабытое, грело ему душу. Сейчас вампира не интересовало ничего кроме того факта, что смертная ему доверяет, причем доверяет настолько сильно, что именно его то, а отнюдь не Хейла, как стоило бы ожидать, она и звала. Девушка лежала смирно только легкое касание ее теплых пальчиков к его ладони было слегка щекотным.
А как же Хейл? Но сил да и пожалуй желания задавать этот вопрос у Волтури не было ни малейшего. Продолжая прижимать к груди безвольно-утомленную девушку  Кай боялся, что пережитая ею встряска сильно отразится на  ней и потому рисковать снимая наверченные заботливой вампиршей одеяла не рисковал.
У тебя получилось, Олененок. прислонившись лбом к ее лбу вампир замер. Да он не видел сейчас ее лица но прочие то чувства не умерли и тепло ее дыхания только лишний раз подтвердило зримо и явно что произошедшее не плод его воспаленного воображения. Что Белла действительно сейчас с ним, рядом, только коснись.
Слегка покачивая американку на руках он глухо полушепотом прибавил. Я как только впервые тебя увидел.. Там.. В Вольтерре.. То почувствовал, что ты однажды сделаешь для меня что то... Светлое... Или же принесешь такую боль которую не в состоянии  выдержать и проще сгореть заживо. Впрочем продолжение фразы Кай ей не сказал. Второе я тихо и на редкость ехидно при этом фыркнуло. Ну просто не вампир а какой-то... ага... Это самое.  Рыцарь печального образа. Ну или как там по классике то выходит... Говорить, особенно после его ехидных комментариев было неожиданно легко. А еще... Еще я испугался... Твоего взгляда. коротко вздохнул Испугался поскольку понял, что тебе достаточно просто пожелать, и я не смогу противиться. Испугался твоей власти... Над собой. Бережно касаясь кончиками пальцев второй руки на ощупь лица девушки и мысленно удивляясь  нежности ее кожи, вампир слабо и на редкость вымученно улыбался не собираясь явно поднимать свою голову. Его казалось полностью устраивало то, что Белла лежит у него на руках словно младенец в люльке.
-Подобное для меня было впервые... Я чувствовал твой страх передо мной и... Судорожно сглотнув еще тише произнес.
- Решил, что сыграю на нем. Это и стало моей... Ошибкой... Ошибкой за которую я слишком жестоко и горько расплачивался до недавнего времени. Наблюдая за тобой по, как были уверены все вампиры, приказу Великого, я принужден был видеть  как ты мучаешься с этим дурным и самоуверенным сопляком. Как потом из чувства безысходности бросаешься в другую сторону и общаешься с оборотнями, но и там не находишь того чего желала бы иметь. Слегка приподняв голову коснулся края губы Беллы и так же сорванным шепотом продолжил. Ну а открывать свое присутствие я опять таки не мог, не хотел рушить твою жизнь, еще сильнее осложняя ее интересом  к твоей персоне у моего брата. Легко вздохнул.
-А потом ты ушла к Хейлу, и я счел что с моей стороны будет достаточно наблюдать иногда за тобой, при необходимости, по мере сил не напрямую помогая и поддерживая. Я хочу чтобы ты была счастлива, пусть даже и не со мной. Мне достаточно видеть твою улыбку и знать что у тебя все хорошо.

+1

17

Как бы ей хотелось всегда вот так просыпаться, но каждый раз они уходили, лишь только первые солнечные лучи пробивались из-за горизонта. Но сегодня был особенный день, или особенная ночь – Белла не знала, потому что в комнате без окон очень трудно ориентироваться во времени. Она хотела спросить, сколько времени проспала, но назвать тот кошмар, в котором она пребывала, сном язык не поворачивался. Девушка пошевелилась, и одеяло чуть сползло.
– Оленёнок, – повторила она. – Твой маленький оленёнок.
«Конечно, быть оленёнком приятнее, чем ягненком или овечкой», в голове возник образ Бэмби, и на глаза навернулись слёзы, Белла всегда плакала при просмотре этого мультфильма, даже, когда выросла.
Она согревала лицо вампира своим дыханием, успокаиваясь с каждой минутой всё больше. Радовалась, что Каю больше не грозит опасность. Ей всё ещё не верилось, что предложенный ею выход, оказался, чуть ли не единственным, верным решением, и радовалась, что остальные вампиры доверились ей,  послушали.
Белла не перебивала, давая Каю выговориться, пытаясь осознать всё, что слышит. Она только выпутала одну руку из тесного и жаркого плена одеяла и обняла Волтури, её пальцы зарылись в его волосы, перебирая их. Белла не заметила, что в локтевом сгибе красовался огромный синяк. «Я никогда не думала… Не думала что? Что Кай Волтури, которого тебе преподносили, как жестокого и безжалостного хищника – убийцу не только смертных, может любить? Сама подумай, ты явилась в Вольтерру с сердцем, переполненным любовью к Эдварду. Пусть он и причинил тебе до этого столько боли. Оставь он тебя силой в замке, разве стали бы ваши отношения в последствии доверительными? Нет, и ты это прекрасно знаешь».
Ты всё это время был где-то рядом? – её губы разомкнулись, когда получили легкий, словно касание крыльев мотылька, поцелуй. – Ты знал о Джейкобе… – в глазах на мгновение отразилась тоска, и она почти физически почувствовала острую боль, как тогда, когда оборотень швырнул её о стену, как куклу, ведь девушка застала его с любовницей. Сглотнула. «Может, поэтому Джейкоб так внезапно и исчез из моей жизни?», а потом по щекам опять заструились слёзы.
«Ушла к Хейлу», – фраза звучала несколько странно, учитывая, что Белла ни с кем не встречалась до этого несколько месяцев, но она ничего не стала говорить. «Джаспер… что я делаю? Неужели моим проклятием стало влюбляться в моих спасителей: Эдвард, Джейкоб, Джаспер, Кай», сейчас она поняла, что любила каждого из них, несмотря на пережитые по их вине страдания и боль, и каждый её чему-то научил… Но об этом она подумает завтра.
Я… Я тоже хочу, чтоб ты был счастлив, – сбивчиво прошептала она, целуя Кая в щеку. Кожа вновь была привычно прохладной, и это успокаивало девушку. – Посмотри на меня? Слышишь, я хочу, чтобы ты был счастлив. Так же, как я сейчас.
Она высвободила вторую руку, не обращая внимания на слабые протесты Волтури, и села выше, поворачиваясь лицом к вампиру. Белла поймала на себя взгляд, который уже видела, словно она была сделана из стекла.
– А я счастлива, потому что ты не бьешься в агонии, даже если еще не видишь. Хотя я думала, что зрение должно восстановиться. И ты не боишься сидеть вот так рядом. И вообще, что ты есть у меня. Скажи, что мне сделать, чтобы ты был счастлив? – она, собрав все свои силы, привстала, прижавшись к Каю, и осторожно коснулась губами его щеки. И этот простой поцелуй длился намного дольше, чем просто дружеский.

0

18

Тепло недавно пролитой крови было слишком знакомым, слишком оглушающе ярким.
-Покажи мне руку, Олененок. Не эту, другую. Голос вампиру не повиновался. Отчего я чувствую аромат твоей крови столь остро? Резко перехватывая руку девушки за запястье и поднимая ту вверх чтобы острее осязать  с ума сводящий аромат Кай замер. Широкие рукава платья-халата сползли почти до плеча девушки обнажая молочную белизну кожи руки. Закрыв глаза он коснулся губами  внутренней стороны локтя девушки и слегка лизнул его языком. Крохотный бугорок застывшей крови выделялся на бархате кожи как нечто чужеродное.
Тебе делали позавчера укол? Кто и почему? Что за причина? Ты заболела? Интонации заданного вопроса были сухо напряженными. Содрать полуспустившееся на пол одеяло было для Кая делом мгновения. Долгополое и пышное шелковое домашнее платье-халат цвета подсохшей крови в сочетании нежно лиловато-розового тона закрытого под горло пеньюарчика делал  Свон еще более миниатюрной и хрупкой, вызывая ассоциации с фарфоровой японской статуэткой, это особенно остро подчеркивали   широкие свободные рукава.
От стены послышалось закудрявистое ругательство на гэльском и ирландец коротко охнув выдохнул. Ммои извинения князь, но еще одно подобное происшествие и я стану думать, что не все из вас столь адекватны, как мне о том говорил  Деррек.  Чего вы на меня то налетели если сказать мо... Тут вампир наконец осознал, что Кай мягко говоря  немного, самую каплю так, занят, точнее его заняли, причем самым что ни есть приятным способом, и вампиру, если учитывать  недавнюю сцену, подобный досуг куда как более по вкусу чем разговоры с ирландцами всего мира, сколь бы их претензии не были обоснованы
А впрочем нет... Не можете покряхтывая рыжеволосый вампир смерив парочку не самым дружелюбным взглядом молча заторопился к выходу. Отправленные на охоту вампиры пока что еще не вернулись обратно.
Вопрос Беллы вогнал Кая в краткий ступор вызванный размышлениями. Но она- смертная... Угу, но именно из смертных то и получаются бессмертные... А совесть нудным комаром зудела на заднем фоне. По сравнению с тобой она дитя, дитя еще толком не познавшее жизни. Не испытавшее радости материнства. Ты только вспомни как именно в клан прибывали вампирши? Вспомни как с ними приходилось работать Корин и Челси. Девушки, юные и красивые  были спасены от гибели  в последние моменты своего смертного существования.  Вспомни, каково им потом было осознавать, что своих детей у них никогда не сможет быть ведь природа вампиров неизменна, в отличие от природы смертных. Эгоизм же спорил с совестью ехидно скалясь и  ворча на все эти "никчемные  умозрительные размышления".
-Ее никто за язык не тянет, плюс, кто сказал  нельзя вам быть вместе пока она -смертная? Интересовалась Совесть второе же  альтер эго - Эгоизм, язвительно фыркало на слова своего оппонента Встретит смертного который сможет ей дать то, что ты ей по любому дать не в состоянии. Родит ребенка, успокоится а там глядишь и... Не захочет быть вампиром. Но несмотря на то,  что позиции двух внутренних голосов вампира и имели противоположные мнения, сходились они в одном, причем без всякой взаимной договоренности Ты - идиот, Кай Септимий Волтури! Отражалось словно тройное эхо в голове вампира доводя того почти до бессилия.
Поняв, что ему ничего иного не остается как позволить девушке встретить смертного, Кай внутренне подобрался. Следовало донести до Беллы слишком многое и при этом не задеть ее чувства. Однако эмоции в который раз вышли из под контроля. Крепко прижав девушку к груди Кай едва ли не оскаливаясь хрипло выдохнул. А то ты не понимаешь? Темнота перед глазами не мешала ему чувствовать напряжение сковавшее американку.
Едва сдерживая себя он медленно коснулся губами торопливо бьющейся жилки ... Кажется это было горло, а может шея, вампир не был ни в чем уверен, поскольку кожа девушки была слишком тонкой, и он даже в этом мимолетном касании успел ощутить биение тока крови смертной.
Именно в твоих силах сделать меня счастливым настолько, насколько это в принципе для нас обоих возможно. Девушка откинула голову назад. Перехватив Беллу поудобнее и перепустив руку поддерживавшую ранее  затылок девушки, вампир осторожно коснулся ее губ слегка прихватывая те своими.  Все инстинкты хищника сейчас взвыли, требуя чтобы Кай им подчинившись вонзил клыки в беззащитно и доверчиво подставляемое под укус горло.
Белла... Сдавленно-хриплый голос, которым впору было только пугать, неприятно его поразил, Кай привык к тому, что его тенор пусть и был пронзительно резок, но звонок и богат обертонами. Тягучий, неторопливо-властный поцелуй прервал его мысли и фраза прозвучала с изрядным запозданием.
- Подумай над тем что я тебе сейчас скажу. Эмоции могут и поверь, слишком часто уводили смертных туда куда им даже заглядывать не стоило, не то что идти.
Я-потенциально бессмертен. Но, также справедливо и то, что меня, как и любого из хладных можно убить. Природа вампиров неизменна, в отличие от природы смертных.
Легкие и эфемерные касания полураскрытых губ к коже лица, горла и шеи  Свон заставляли ту гореть. Казалось шепчущему на грани слуха вампиру доставляет некое извращенное удовольствие ласкать кожу смертной девушки едва ли не столь же непринужденно как и обычному смертному мужчине. Наслаждаясь самим фактом того как ее тело откликается на ласку вампир глухо и хрипло промолвил едва ли не прикусывая губами розовое ушко
- Я могу объявить о праве брака крови...  Подобное хоть и редко но происходило. Строго говоря на моей памяти подобное произошло только один раз. Вампир застыл вспоминая ту кошмарную ситуацию. Спустя небольшую паузу он медленно и бережно обвел контур лица собеседницы едва касаясь того кончиками пальцев.  Но... Прежде чем я о нем вообще заикнусь... Бережно массируя другой рукой хрупкие шейные позвонки Кай с болезненным интересом в попытке разобрать выражение на смутно белеющем личике любимой снова уткнулся той  в лоб своим ловя теплое дыхание.
-Я хочу чтобы ты подумала вот над чем. Я не смогу изжить свое чувство к тебе, поскольку такова особенность восприятия хладных. Мы любим только раз,  и полностью отдаемся своему чувству однако...  Коротко вздохнул с неохотой отстраняясь от Беллы. Разговор принимал гораздо более личностный облик нежели мог себе сейчас позволить Волтури, однако не задать некоторые вопросы вампир не мог
-Природа смертных... Она иная, я говорю про в первую очередь способность, дар, называй как пожелаешь, к деторождению. Вампирши же не могут рожать, именно благодаря неизменности своей природы, и поверь, я насмотрелся на то, как наши женщины страдают от отсутствия опыта материнства. Будучи обращенными в молодом возрасте они принуждены использовать таланты например той же Корин или Челси, заменяя настоящее счастье его экстрактом, ведь обращать детей строго запрещено, и для подобного уложения Закона есть веские обоснования. Достаточно того факта, что та же Сульпиция... Является покровительницей детских домов и домов малютки по всей Италии, делая отчисления из своего фонда. Разумеется неофициально и не под своим истинным именем, но тем не менее. Аромат исходящий от Свон кружил голову сейчас Каю мечталось чтобы вокруг в радиусе хотя бы полумили рядом с ним и Беллой никого из хладных не было. Его объятия стали более сильными хотя пока что и не причиняли девушке болевых ощущений, всего лишь изрядно ограничив ее подвижность.
Прости, но я не верю в то, что у смертной от вампира может появиться ребенок. Уточняю, речи про бессмертных детей в принципе не идет. Хотя по нашему Закону.. По разделу посвященному Браку четко и однозначно указан срок в три года. За это время смертная пожелавшая составить с  хладным пару обязана определиться в своих желаниях. И если она согласна то по окончании этого срока проходит инициацию. Ты юная и красивая, я очень сомневаюсь, что ты не смогла бы найти себе смертную пару если бы только захотела. Хотеть  создать семью со своими детьми, это ведь... Столь понятно и ожидаемо. И Волтури словно бы противореча своим же собственным словам точно также как и в самом начале этого разговора, принялся  вслепую целовать лежавшую в его полуобъятиях американку, явно при этом не выказывая ни малейшего желания отпустить ту от себя в ближайшее время, равно как и сам сменить место дислокации.

+1

19

Она нерешительно вытянула перед ним руку, не сразу понимая, к чему все эти вопросы, пока шелк не проскользил, прохладой лаская, обнажая синяк. Его губы нежно касались гематомы, а язык щекотал кожу. Белла закусила губу, чтоб не рассмеяться.
– Позавчера? «Неужели это было позавчера? Я так долго спала? Не удивительно, что Арлин меня переодела», вздохнула. – Укол? Нет… Я не заболела, просто, – она не знала, как сказать Каю о том, что произошло, надеясь, что он и так сам обо всём догадается. Но встретив его испытывающий взгляд, начала оправдываться. – Я… Арлин. Ты только не ругай её за это. Я сама просила. Она набрала у меня кровь. Тебе нужны были силы, а есть ты отказывался, и это первое, что пришло мне в го…
Голос ирландца прозвучал слишком близко и слишком внезапно, девушка вздрогнула, от чего шелковая ткань, скользя, упала с плеча, обнажая спину. Мороз пробежал вдоль позвоночника, но реакция Кая была еще более удивительной: проводя носом по руке, лаская губами кожу, он, казалось, совершенно не замечает ирландца, а тому хватило ума тут же исчезнуть.
Белла не стала нарушать тишину, воцарившуюся в комнате. Она была слишком уставшей, хоть и «отсутствовала» полтора дня. Закрыв глаза, лежала в надежных руках, размышляя о том, что её жизнь вновь переворачивается, меняется, начинает играть новыми красками. Кай, который, по рассказам Карлайла, всегда был жесток, возглавлял карательные отряды и руководил самыми опасными операциями, сейчас предстал в новой ипостаси: он был чуток, осторожен и нежен, словно перед ним был хрупкий цветок, который он стремился сохранить любой ценой.
Волтури замолчал, погрузившись в размышления, и Свон испугалась, что могла его чем-то обидеть или оскорбить, например, своим очередным незнанием какого-то правила, которое нарушила мимо воли. Вздохнула, боясь пошевелиться, а потом стала опять погружаться в дрему, проваливаться в темноту. Она вспомнила видение из своего кошмара, а если быть точнее – финальную его часть: сожжение. Нахмурилась, пытаясь припомнить, подробности, но она никак не могла понять, кого же видела в этом сне: Джаспера или Кая?
Голова заметалась, и Кай тут же отреагировал, прижимая её крепче. Белла лежала у него на груди и прислушивалась, надеясь, что там, глубоко внутри сердце трепещет, но она слышала только своё собственное. Оно ускорилось, заставляя кровь устремиться по венам. Потерлась щекой о нежную ткань сорочки, сдвигая её полы в стороны.
Не понимаю, – тихо выдохнула она, откидываясь на его руке, чтобы видеть глаза вампира. Раньше их алый оттенок пугал девушку, а сейчас она смотрела в них спокойно и бесстрашно, угадывая вкрапления темно-рубинового, черного. Протянула руку и пальчиками коснулась щеки. Белла не знала даже, как человека сделать счастливым, не то, что бессмертного, разменявшего не одно тысячелетие. Попыталась улыбнуться. И… Задохнулась. Сердце бешено колотилось в груди, по телу побежала дрожь, когда его губы пленили её, а пальцы зарылись в волосы, удерживая девушку, притягивая её к себе. Свон только крепче ухватилась за плечо вампира. Полузакрыв глаза и упираясь затылком в прохладу руки  хладного, она лишь только сильнее запрокинула назад голову подставляя горло под укус, однако того все не было. Кожа горла и шеи горела под почти неощущаемыми касаниями прохладно сухих губ. «Ну, вот он и решился выполнять приказ Аро», но эта мысль почему-то не испугала девушку, а, наоборот, обрадовала. Её никчемная жизнь, полная боли и страданий, может сегодня закончится. «Джаспер на это вряд ли бы решился. Джаспер!!!», Белла почувствовала, как её охватывают эмоции, которые она не в силах подчинить. Совесть зашипела, подобно змее, предупреждающей об атаке. «Предала… И чем ты лучше их?» так вот чей голос она слышала в своем кошмаре – голос её собственной совести. «Как ты можешь поступить так с Джаспером, он же тебя… Любит», всхлипнула, и Кай снова начал её баюкать, продолжая исследовать её лицо. Всхлип превратился в стон.
Праве чего? – она встрепенулась, вспомнив настойчивость Эдварда в попытках «окольцевать» её, вопросительно посмотрела на вампира влажными с поволокой глазами. – Прости. Кай, не надо… Я… Я боюсь. Её шепот был почти не слышным. Она не могла объяснить того, страха, который засел у неё в душе, ведь Эдвард сделал ей предложение накануне боя с Викторией, тогда чуть не погиб Каллен, чуть не погибла Белла, а Джейкоб и Сэт… Свон бил озноб, и Кай отстранился, чтоб не забирать у неё тепло. Она лишь успела запечатлеть короткий поцелуй на его пальцах, в качестве извинений. Слишком короткий, если учесть, что хотелось поцеловать каждый из них, каждую фалангу тонких длинных музыкальных пальцев. Она почувствовала, что пересекла какую-то невидимую грань, которую не следовало переступать.
«Мы любим только раз,  и полностью отдаемся своему чувству», мысленно повторила она. «Выходит… Выходит Эдвард, если он любил меня, не сможет быть счастливым, а Джаспер? Он любил Элис, а я стала для него спасательным кругом, когда она исчезла. Почему он не остался тогда в Вольтерре? Но я люблю его. Его… Люблю… Тебя», с каждой секундой, проведенной в объятиях Кая, она всё больше запутывалась в собственных чувствах. Закрыла лицо руками, вздохнула. Ей было стыдно за своё предательство.
Почему ты молчал всё это время? Почему не появился в моей жизни полгода, пять месяцев назад? Стольких проблем можно было бы избежать. Дети… Это было главной причиной, почему мы расстались с… – осеклась, стоит ли произносить его имя, но решилась, – Эдвардом. Он настаивал на браке, а я не была готова. А еще я устала от того, что моя жизнь всё время подвергалась опасности. Но я, правда, хотела жить. Я пыталась начать всё сначала, уехала. Поступила учиться, но… – она хотела встать, не могла больше сидеть на месте, но его сильные руки лишь крепче сжали её, обездвижив, подчинив себе. Белла только повела плечами, а потом расслабилась.
Может, отпустишь О Нейла на охоту? – тихо прошептала она, касаясь губами уха Волтури. Меньше всего ей хотелось, чтобы были свидетели такого сложного разговора. – Три года… Два года, отпущенных Аро уже истекли. Я не думаю, что он пойдет на уступки, – вздохнула, но её дыхание поймал Кай, фактически собирая с губ. – Ты знаешь, что… Я просто притягиваю неприятности, и я могу просто не дожить до конца этого срока, – улыбнулась. – Я два года пыталась жить человеческой жизнью, пыталась встречаться… – прикусила себе язык. – В общем, у меня ничего не получилось. Я почему-то интересую только хладных. При чем интересую не как тебя или Джаспера.
Он снова и снова целовал её, легко, ненавязчиво, нежно, а она только вертела головой, пытаясь поймать его губы своими. Ей хотелось еще раз ощутить их сладкий миндальный вкус.

0

20

Самоуглубленно-сосредоточенно размышляя над гримасами своей собственной суки-судьбы, которая невесть с чего решила наконец то мило улыбнуться. а не скалить клыки, Кай, продолжая бережно удерживать в объятиях девушку негромким и до крайности странным тоном тягуче промолвил.
Белла... Я бы хотел задать... Задать тебе парочку вопросов. Ощутив как смертная зажалась напрягаясь при его словах тихо и грустно прибавил Не переживай... Мне просто... До крайности интересно... коротко вздохнул Хотя можешь и не отвечать... Если не хочешь... Как же ему сейчас хотелось вернуть ту привычную остроту зрения хищника а не исследовать лицо собеседницы словно слепцу- едва ощутимо касаясь того кончиками пальцев, изредка- губами и понимать что правильно истолковать все оттенки изменения выражения у Беллы на лице, именно сей момент он, как бы ни старался, но не сможет.
О каких трех годах ты мне говоришь? Сколь я помню, Аро не устанавливал жестких сроков для твоего обращения... Поймав на излете кончики губ девушки вампир замер пытаясь как можно острее запомнить каждое мгновение, каждый из ноток  неуловимо-изменчивого аромата смертной, аромата, сводившего с ума, заставлявшего творить поистине  присущие неумному человеку поступки. Порывистое трепетание голубой жилки на шее, которую он накрыл губами, словно секундная стрелка отмерявшего отпущенные ему, нет им, мгновения. Лукавый шелест шелка под пальцами, тепло оголенной спины, каждого из этих, незначительно мелких в обычной жизни, фактов вполне хватило бы чтобы свести с ума и более стойкого.
Он помнил что обязан спросить. Задать вопрос, но мысли плавились под легкими касаниями узкой и теплой ладошки.
не без внутреннего сопротивления Кай осторожно отодвинулся от девушки и сдавленно выдохнул.
Я ощущаю твой страх, но что стало причиной его возникновения? Это ведь ненормально когда очаровательная и юная девушка не хочет выходить замужСудорожно сглатывая вампир невольно оскалил клыки. Говорить на подобную тему ему было сложно. У меня складывается впечатление, что ты просто сама для себя не можешь верно расставить приоритеты.  Аромат смертной, ее доверчивая хрупкость, все буквально таки вопияло о том чтобы Кай дал слабину, поддался не эмоциям но инстинктам и вампиру с трудом удалось перевести свое внимание на картину висевшую над кроватью.
-Эдвард тебе предлагал замужество но отказывался делать тебя матерью? Ему сейчас хотелось ... Провалиться с места в карьер до пресловутого дна земли. "И как я ей объясню, что у вампира и смертной не может в принципе быть детей?" Как я понимаю, и Джаспер поступил примерно так же... Последняя фраза не звучала вопросом, это было предположение. Интонации же вампира были крайне близки к определению "брезгливое недоумение".
-Прости что напоминаю о не самом приятном прошлом, Олененок. Вновь потянувшись к Свон Волтури грустно усмехнулся пришедшим сравнениям. Ей просто феерически повезло "нарваться" во второй раз на "вечного", инфантильного подростка, который боится логично доводить начатое дело до его завершения. Они с Калленом воистину два сапога-пара.То как девушка уткнулась ему в плечо пряча лицо стало для вампира только еще одним доказательством того, что он прав в своих подозрениях. Однако следовало отвлечь  Беллу от печальных мыслей и Кай негромко поинтересовался...
Ты спрашиваешь "Почему я не появился в твоей жизни полгода назад?" Ответ будет простым и понятным. У клана достаточно недругов, да и с меня как с главы клана никто не снимал обязательств... Мне пришлось спешно, спецрейсом улетать в Прагу, где я и пробыл порядка двух с половиной месяцев разбирая спорные претензии двух кланов касающиеся новообращенных тихо вздохнул. Потом почти три с половиной месяца решал проблемы растущие из прошлого... Румыны...
Сжав в ладонях лицо девушки вампир настойчиво произнес.
-Чтож... Пришло время объяснить тебе что именно ты  в неведении сотворила. Как в общем то пришло время тебе узнать все наши законы, если твое желание стать хладным не успело измениться.
Не отпуская ладоней от лица девушки Кай спокойно и несколько менторским тоном продолжал говорить.
-Начнем пожалуй пусть и не с самого начала, а с основных, старых законов и уложений которые и дали жизнь  новым дополнениям и уложениям. Самый древний Закон, его еще знают как уложения Амуна, гласит что Смертный не должен знать о нашем существовании, количестве, кланах и обычаях.
Он старше чем я, и пришел к нам от египетских Посвященных задолго до становления меня как одного из вампиров.
Смертный узнавший о нас хоть что то обязан стать одним из нас, или умереть.

Негромкий, шелестящий голос Волтури был бесплотно легок.
Второй Закон... Он же Закон Олалы, супруги Амуна, и по уверениям мифов, матери его детей. Он же Закон Брака по крови.
Его суть проста. Смертные изначально в нем рассматриваются как полноправные партнеры бессмертным. При этом именно у Смертных есть, как у потенциально более хрупких существ, все права, в то самое время как обязанности ложаться на хладного.В нем сказано буквально таки следующее...

Вампир покрепче обнял  Беллу за плечи осторожно касаясь мочки ее уха губами.
При условии того, что если смертный добровольно, без всяческого принуждения физического или морального толка, отдаст  в присутствии минимум трех хладных не связанных с исцеляемым Узами Крови, иначе говоря Узами обращения, хладному свою кровь для его исцеления, спасая тем самым тому существование,   то, этим деянием он приравнивается, уже по факту к его нареченному по крови, за которого этот хладный и отвечает по всей строгости закона. Если же у хладного уже есть спутник, то Смертный проделавший это, становится кандидатом для инициации и в трехлетний срок он либо уходит от своего покровителя или нареченного по крови, либо проходит обряд инициирования. Инициирование не может быть совершено при условии того что женщина его проведшая находится в положении.
Мужчина инициируемый не должен находиться под влиянием настоек, мазей и иных препаратов влияющих на его разум и волю.
Если Смертный отрекается от возможности стать хладным то его обязан уничтожить тот кому смертный спасал существование.

Облизнув губы Кай крепко обнял девушку за плечи притягивая ту к себе. Близость смертной его притягивала словно мотылька огонь свечи.  Сосредоточенно-негромкий голос Волтури слегка подрагивал поскольку блондин начал повторять свой недавний опыт лаская полускрытые шелком домашнего платья плечи и шею девушки. Только спустя несколько минут молчания он продолжил.
В этом же законе есть странный пункт касающийся детей, но он сложен для восприятия и я не слишком хорошо его разобрал. Если же говорить общими фразами, то речь там идет про совместных детей между вампиром и смертной. Их появление, якобы является даром богини подземного мира, и по уверениям этого пункта только лишь между смертной и хладным возможен брачный союз, союз в котором могут появиться дети. Но это означает, что смертная мать  то ли перерождается во время родов, то ли сразу после тех в хладного, если ее спутник готов защищать избранную от лап демонов. Последняя строчка в свитке увы так пока еще полностью и не переведена. Касаясь губами шейных позвонков  Беллы и слегка те прихватывая губами Кай чуть сильнее те сжав потянул на себя, словно бы слегка массируя и из чистой воды озорства глуховато рыкнул не разжимая губ.

Про то, что появление у подобной пары детей усиливает дар как вампира так и его избранницы, Кай не сказал поскольку не был точно уверен в сути своего перевода, и вместо продолжения отвлекаясь от своего увлекательного занятия тягуче произнес.
-Хм, как бы там ни было, но... Белла, ответь, ты хоть понимаешь, что  спасая мне существование и добровольно отдавая при этом свою кровь, в присутствии троицы хладных, ты фактически сделала мне предложение от которого я не могу и не желаю отказаться? Я говорю про Брак по крови... Как он сейчас жалел, что не может видеть выражение лица американки но говорить продолжая тему было необходимо.
Ни один из глав кланов не смеет противиться этому старейшему Закону и тем более в этом разе устанавливать какие нибудь официальные рамки сроков для обращения, поскольку именно у смертного есть все права касающиеся данного вопроса, и ни один вампир не имеет права сопротивляться решению смертного. При учете же того, что я сам по факту являюсь соправителем как и Марк с Аро клана Волтури, то речь в этом случае может идти только о официальной церемонии, поскольку все иные варианты лягут позором на мое имя и на клан допустивший подобное.

+1

21

«Если не хочешь», Белла цепко впилась пальчиками в это предложение, отворачиваясь. Она еще не знала, какие вопросы хотел задать Кай, но уже готовилась к худшему. «Стоп. Успокойся, думаю он имеет право знать», его пальцы настойчиво-нежно повернули голову, и губы вновь стали осыпать лицо короткими осторожными поцелуями.
– Вот только если до крайности, милый, – она потянулась и коснулась носом кончика его носа, потерлась и опять откинулась на локоть Волтури. – Да, Аро не говорил о сроках, он сказал, что я должна быть готова, но… Он просто не допустит моего появления в Вольтерре, тем более, если он до сих пор пребывает в таком состоянии, как ты говорил, – она слабо улыбнулась, как раз в тот момент, когда его губы коснулись уголка рта. – Понимаешь, я устала жить во мраке, Кай, Ты должен меня понять, как никто другой, правда? – Она не хотела об этом говорить, не сейчас. Воспоминания развеивали волшебство, которое творилось вокруг них, а девушка только успокоилась и стала забывать о своем длительном сне-кошмаре. – Ты же следил за мной, ты прекрасно всё знаешь, – хмыкнула, словно говорила о само собой разумеющихся вещах, но уже в следующий момент судорожно втягивала воздух, задыхаясь в удовольствии. Застонала, когда его губы вновь принялись ласкать шею, у самого её основания, там, где так доверчиво сейчас билась синеватая жилка. Кожа пылала от прикосновений, и это создавало разительный контраст температур. Белла вспомнила весенний дождь из своего сна, легкий, нежный, ласкающий, он подарил ей спасение, помог унять боль, очиститься. – Кай… – тихий срывающий шепот, и девушка прогибается еще больше навстречу его губам.
Закрыла глаза и на мгновение на лице отразилась боль. Слезинка поползла по щеке, и Белла тут же поспешила её смахнуть. Она села.
– Что ж, ты сам спросил… Когда я приехала в Вольтерру, я любила Эдварда больше собственной жизни. Я готова была умереть ради его спасения, потому что весь мой мир вращался вокруг него, несмотря на все те проблемы и постоянный риск, которому я подвергалась, – Белла накрыла ладошкой шрам, оставленный Джеймсом. – А потом, когда мы говорили об обращении, Эдвард поставил обязательное условие: я должна выйти за него замуж. Время шло, условие оставалось неизменным, более того, он становился всё настойчивее в своем требовании. А мне было… восемнадцать… Восемнадцать лет!!! Нет, не скрою, если бы мы остались вместе позже я бы вышла за него замуж… В то время я даже не думала о детях. Глупо, только сейчас я это понимаю, что он давал мне право быть человеком. И я должна быть ему благодарна, если б не… – Она принялась изучать стену. – Если бы не постоянная угроза моей жизни. О детях я тогда не думала. Понимаешь, мои родители развелись, когда я была… совсем маленькой. Потом несколько неудачных браков мамы, пока она не встретила Филла. Я видела боль, через которую она прошла и не хотела пережить это сама, – начала мерно раскачиваться вперед-назад. – Ребенок стал оправданием, которое я придумала сама себе, чтоб разорвать отношения с Калленом. Я вбила эту мысль себе в голову так прочно, что убедила не только саму себя, но и окружающих. А потом, уже после ссоры с Джейкобом, я поняла, что, действительно, хочу ребенка, только… Но, как я тебе уже сказала, я почему-то притягиваю к себе только хладных. Людей я не интересую. Прости, – не было сил сдержать слёзы. – А Джаспер… нет, мы с ним не говорили о женитьбе. Ему было больно после потери Элис, мне – просто потому что моя жизнь, кажется, соткана из боли. Нам было вместе хорошо и одновременно сложно, – уткнулась головой в плечо Каю, вздохнула. – И не скрою, для меня удивительно, как ты терпишь, что я так близко. Но я не знаю, сдержался бы ты, если бы я поранилась.
Она погрузилась в воспоминая о Джаспере, они были теплыми, нежными и страстными. Белла задумалась, не заглушала ли этой страстью свою душевную боль. Всхлипнула. Она пожалела, что Джаспера нет рядом, чтоб он помог справиться с эмоциями. «Нет, ты должна научиться подчинять себе эмоции. Просто подыши, как тебя учил врач», Свон сделала несколько глубоких вдохов.
– Выходит, ты даже не знаешь, что я приезжала в Вольтерру. Или тебе Феликс рассказал? Если да, то ты всё знаешь, – она не успела стереть слёзы, когда он обхватил её лицо ладонями. Прохлада успокаивала, его пальцы нежно погладили щеки. Белла всхлипнула.
Она внимательно слушала о том, о чем ей никогда не рассказал бы ни Эдвард, ни Джаспер, ни даже Карлайл. И чем больше она слушала, тем увереннее была, что её место сейчас именно здесь, подле Кая Волтури. Только он отважился не просто зашвырнуть её в мир вампиров, как это сделал Каллен, но и расставить всё по местам.
Белла никак не могла полностью сосредоточиться на словах Кая, поскольку все его действия вызывали приятную дрожь в теле, и вместо того, чтобы слушать Волтури, девушка прислушивалась к собственному телу, удивляясь и радуясь такой реакции. Вот его губы коснулись мочки ушка, и сердце громко бухнуло в груди. Она, втягивая воздух, задрожала.
– К-к-кай, – заикаясь, прошептала Белла, не в силах отстраниться. Голова закружилась, а по телу разливалась нега, как будто она после долгой прогулки по зимнему городу погрузилась в теплые воды. – Значит теперь, если я передумаю, ну вдруг, – она сделала паузу, собираясь с мыслями, – ты должен будешь меня убить? Кажется, это будет самая сладкая смерть… Но выходит, что шанс на материнство всё-таки есть?
Белла не дала ответить на свой вопрос, осторожно касаясь его щеки губами, оставляя дорожку поцелуев от уголка глаза, до уголка губ. Вампир прижал её к себе, и девушка застонала от удовольствия, когда его пальцы стали растирать плечи. Она склонила голову на бок, и вот уже его губы исследуют шею.
– Удивительно, – прошептала она и рассмеялась в ответ на его рык. В этом было нечто игривое и даже забавное. Глаза устало закрылись. – Не желаешь? – переспросила она, уже находясь в полусне.
Усталость взяла своё. Свон уложила голову не плечо Волтури и стала засыпать, бормоча сквозь сон:
– Почему не желаешь? Зачем тебе это? – казалось, что Белла уже заснула, но девушка вдруг резко открыла глаза и встрепенулась. – Ой, – залилась краской… – Кай, мне нужно… – она поджала ножки, заёрзала, не зная, как сказать вампиру о вполне естественной для неё необходимости посетить дамскую комнату. Свон не могла больше ни о чем думать…

0

22

Слушая рассказ Беллы,  Волтури  бережно и успокаивающе ласкал теплую кожу  смертной, пытаясь хотя бы таким незамысловатым способом успокоить девушку, показать что та ему не безразлична.
Сдержался бы. Короткая фраза была сказана спокойно и уверенно, с той ноткой которая явно показывает, что сказавший ее отвечает не только и не сколько за свои слова, сколько за поступки. Коротко качнув головой вампир вздохнул поднимаясь с кровати.  В голове мелькнуло. Так значит мой запрос на специалиста Кросби получил и проникся... Превосходно. Жаль только, что тогда снова румыны активизировались и мне пришлось уехать, но то, что девушка жива по сю пору и относительно здорова, означает, что ей и впрямь, по крайней мере на настоящее время, в Вольтерре ничто не угрожает. Равно как и на Кросби я могу  положиться в незначительных делах... Это хорошо.
Подняв голову и пытаясь понять, что могло вызвать усиление тока крови у девушки,  равно как и ее смущенно полуиспуганный вздох вампир  на пару мгновений замер.
Белла, нет я от Феликса слышал о твоем приезде, но подробностей не знал. и коротко ухмыльнулся приподнимая вверх губу над клыками так что их кончики матово блеснули в свете  электрического освещения.
Наверное затем, что я хочу дать тебе возможность быть самой собой. Слегка прихватив клыками нижнюю губу он  поднявшись наклонился над сидящей в неудобной позе девушкой и потребовал слегка насмешливо улыбаясь. А теперь синьорина держитесь мне за плечи. Думаю, что после столетнего сна вам стоит постоять под теплым душем, тут я все же пусть и условно, в отсутствие Деррека,  могу считаться полноправным хозяином. Кая не волновало то, что он временно ничего не видит, Домишко за недолгие дни его гостевания вампир успел изучить по крайней мере сносно. Пусть и не абсолютно хорошо но он весьма неплохо в том ориентировался даже с закрытыми глазами.
А насчет шанса, я ни разу за свое существование не слышал о детях от подобного союза. Подхватывая легкое и горячее тело Беллы вампир задумчиво прибавил. Я вообще то склонен считать что этот закон частично является отражением одного древнего мифа повествующего о  созданиях Ночи, нежели чем  прямо указывает на возможность полноценного с позиции смертного, брака... Я говорю про союз с целью создания общего ребенка...- смутился-
Но мои знания хоть более полные чем к примеру у тех же Калленов однако я не все знаю,специально меня  никто не вводил в общество себе подобных... Придерживая Беллу за талию одной рукой вампир неторопливо шел вдоль стены направляясь к выходу из комнаты.
Скорее наоборот. Мы с братьями буквально таки ворвались в него ничего практически не зная и набивая  просто непредставимое количество шишек. Стоя на пороге Кай глуховато прибавил.
Белла, а теперь подсказывай как далеко отсюда дверь ведущая в ванную и туалет... На дверях картинки...  Я пока что не могу их увидеть. Знаю только, что туалет справа а ванная слева... И, ради небес, будь поосторожнее там кафель скользкий...

0

23

Всматриваясь в его невидящие глаза, она почему-то подумала о том, что опять чем-то обидела, но обняла его за плечи, позволив поднять и отнести в ванную.
Душ так душ, – коротко вздохнула она. – Так это еще дом Деррека, – скорчила недовольную рожицу. «Вот уж странно, каждый мне твердит о том, что я должна быть собой. Складывается впечатление, что я этот… Как его? Двуликий Янус, вот!»
– Кай, я спрашивала не о том. Почему ты не желаешь отказаться от этого брака? Только потому что это навлечет гнев правителей? А там не написано, что делать, если у смертной уже есть избранник? Ну, про пару вампира же речь идет?
«Точно двуликий. Лежу в одной постели с мужчиной, да еще и получаю удовольствие от его прикосновений, поцелуев, а ведь Джаспер… Я же люблю его. Что будет с ним? Ты же так радовалась, что он с тобой. Рядом с ним ты счастлива. А со мной что будет? Что это еще за фокусы? Брак по крови. Предупреждать же надо о таком. Но почему-то ни Деррек, ни Арлин, ни О Нейл этого не сделали».
– Да, будучи живой, женщина сильно рискует, попав в лапы вампира. Хотя бы потому… Что он запросто может её сломать. Ясно, почему Эдвард, хоть мы и были вместе, шарахался от меня, как черт от ладана. Прости, – девушка поспешила извиниться за то, что опять вспомнила о Каллене. Вздохнула. Но были два вампира, в чьих руках она чувствовала себя в безопасности. Перед мысленным взором вновь возникло лицо Джаспера, и Белла даже протянула руку, чтоб коснуться его, но видение тут же отдалилось, растаяло. – Я не знаю, Кай… Наверное, потому, что никто из вас не просил об этом, равно, как и ваши женщины. Поэтому для них было шоком осознание того, что они не смогут иметь детей, а я… Сознательно хотела стать такой, как вы, чтобы… – зарылась в нежный батист. – Чтобы быть рядом с любимым.
«Вот только ты, Белла, сама не понимаешь своих чувств. Не знаешь, с кем хочешь быть. Опять разрываешься, опять боль, ты просто соткана из боли. Таким как ты happy end не положен. Ты всю жизнь будешь блуждать во мраке только потому, что поддавшись эмоциям, приоткрыла завесу тайного и влезла, куда не просили».
– Ты тысячу раз прав, Кай, – поддавшись импульсу, диктуемому эмоциями, я совершила огромное количество ошибок.
Она посмотрела по сторонам, изучая слабо освещенный коридор. Двери, о которых говорил Кай, находились по правую руку в дальнем конце.
– Кай, ты можешь меня опустить на пол, я сама дойду, не волнуйся. Тебе, правда, нужен отдых, – но Волтури лишь отрицательно качнул головой. – Хорошо. Тогда поворачиваем направо, – замолчала, пытаясь оценить расстояние до дверей. Меньше всего хотелось, чтоб вампир, временно ослепший отдавая все силы на то, чтоб вырвать её из кошмара, ударился о стену или споткнулся. – Метра четыре до конца коридора, но если ты пойдешь вдоль стены, как только что, то мы рискуем упасть. Между дверями комнат стоят столики.
Волтури шел медленно, неуверенно нащупывая ногой дорогу, а Белла замерла, стараясь ничем не отвлекать вампира.
Так, – прошептала она, когда Кай встал посреди коридора, – теперь поворачиваем и идем вперед. Ну, почему ты не хочешь, чтоб я дошла сама? – Кто из них был упрямее – это еще вопрос… – Стоп. Дальше я сама, мы пришли.
Она выскользнула из объятий прохладных рук, чуть не выпав из легкого платья, и первым делом зашла в туалет. Как только дверь за ней закрылась, девушка привалившись к стене спиной, сползла вниз. Собрав все свои силы, она постаралась как можно быстрее выйти, чтоб не вызвать беспокойства. Возможно, слишком быстро, потому что на лице вампира появилось удивление, хотя сама девушка выглядела не очень: организм был истощен настолько, что она еле стояла на ногах, а в голове опять промчался поезд. Но она для себя решила, что сейчас при Кае, которому нужна была её помощь, будет сильной, насколько это возможно.
«Надеюсь, со звукоизоляцией здесь получше, чем в кухне», она рассмеялась и открыла соседнюю дверь, ведущую в ванную. Первый же шаг показал, что без помощи не обойтись.
Я могу тебя попросить? Кай, ты можешь побыть со мной в ванной? Пока я буду принимать душ? Ну, ты всё равно пока ничего не видишь, – она покраснела, чуть склонила голову на бок, стояла перед ним, покусывая губу. – Я слишком устала и боюсь, что могу упасть, а ты сам говоришь, что кафель скользкий.
Она хотела переступить через порог, но прохладные пальцы, властно и вместе с тем очень нежно обхватили запястья. Вампир притянул девушку к себе, снова заключая в объятия.
– Кай, что? – вопросительно заглянула в лицо.

0

24

Вовсе не поэтому. Сглотнув Волтури делая очередной шаг вперед блекло усмехнулся. Вампир по природе своей именно что хищник, даже веган, и удержать инстинкты в  слишком.... Слишком личностный момент ему  крайне и крайне сложно. Страсть туманит голову настолько, что вызывает ощущения сходные с жаждой, даже если вампир перед этим и насытился и  Смертная рискует быть осушенной а не обращенной. голос Волтури хоть и был звонок как и прежде, но в то же самое время в нем звенели странные нотки сходные с звуком битого хрусталя.
Смертная задавала в сущности справедливые вопросы, вот только ответы то у самого вампира были по меркам живущих жестокие.
Почему? Кай криво ухмыльнулся не глядя на девушку. Тебе повторить то, что я говорил ранее, или не стоит, м? Cосредотачиваясь на продолжении движения Волтури спустя несколько минут молчания негромко ответил.У нас жестокие законы, Белла.  Если у Смертной уже есть смертная пара, то уничтожают обоих, если в паре со смертной другой бессмертный, то будет схватка между бессмертными до гибели одного из них.  Из оружия только и исключительно мм природные ловкость, сила а также клыки. Выживший обращает  смертную в срок не превышающий  трех лет. Голос вампира снова стал глухим и монотонным. Продолжать разговор про то, что в случае такой странной ситуации обязан будет участвовать  глава клана, которого, по факту, просто не допустят до схватки а его соперника уничтожат, ему не хотелось. Для вампира это было слишком очевидно, но вот догадается ли американка о том, о чем он сейчас умолчал, Волтури даже предполагать не рисковал.
-Только потому что вчера О Нейл натер воском так полы что сейчас тут и для меня... Каток. Фраза прозвучала спокойно и неэмоционально. Поудобнее перехватив спутницу вампир коротко кивнул. Хорошо, Белла, конечно помогу и подожду. Кстати... Пока не забыл.  Если требуются пена или гель для душа то они за панельной дверцей. Потяни вешалку для полотенец, ту которая серебряная, вниз и увидишь полку с губкой и гелями. Внизу встроенного шкафчика лежат полотенца а ниже тех на самой нижней полочке, резиновые тапочки и отпустил девушку слегка направляя в сторону душевой кабинки.

0

25

Белла запуталась: или она разучилась задавать вопросы, и Кай не понимал её, или он намеренно уходил от ответа. Но всё это отошло на задний план, как только речь зашла о смертельной схватке. «Джаспер, нет!», в глазах девушки отразился ужас, и она впервые порадовалась, что Волтури сейчас её не видит.
– Уничтожат обоих? Но второй же ни в чем не виноват, неужели нельзя просто отпустить, тем более, если он не знает ничего? – переспросила она, – Кай, но это слишком жестоко, – боль резкая и внезапная пронзила сердце, девушка сжалась в руках вампира. «Нет, я не допущу этого. Джас, милый, я надеюсь, ты сможешь меня понять. И простить. Когда-нибудь. Теперь настала моя очередь тебя защитить». – Но не знание закона не освобождает от ответственности, – прошептала она.
Белла дышала, глубоко, медленно, пыталась успокоиться, но ничего не получалось. Головная боль вернулась с утроенной силой. Осторожно опустилась на пол, боясь поскользнуться. Зашелестел шелк, опадая к ногам тяжелыми складками. Отодвинула шторку из матового пластика и шагнула в душевую кабину. Повернула кран и на неё обрушился поток прохладной воды.
От неожиданности она вскрикнула, но тут же больно, почти до крови укусила себя за губу. Не хотела привлекать внимание Кая. Белла вспоминала нежные объятия Джаспера, его поцелуи дарящие наслаждение, пробуждающие огонь внутри, их первую ночь вместе. Прохладная вода окутывала точно так же, как он, и девушке было хорошо и спокойно. Она позволила воде ласкать её тело. Закрыла глаза, подставив лицо под струи, и слёзы смешались с водой.
Она стояла под потоком прохладной воды, пока кожа не покрылась мурашками. Белла задрожала, но температуру не увеличила. «На большее я не заслуживаю. Я предала Джаспера, но… я не должна допустить этой схватки. Я просто не переживу, если одного из вас не станет», ноги подкосились и девушка просто опустилась в поддон. Позволила каплям воды, срываясь с высоты, быть её по лицу, груди, спине. Плечи вздрагивали от сдавленных рыданий. Она не могла разобраться в своих чувствах: любила Джаспера, любила Кая, не зная, какая из них та самая, настоящая. Но назад дороги нет.
– Я лучше сама погибну, чем стану яблоком раздора, – от холода она застучала зубами. – Я не заслуживаю ни одного из них. Я сделаю их только несчастными, – Белла даже не поняла, что говорит сама с собой. Обхватила себя руками, пытаясь растереть плечи, возобновить кровоток. Подняться не было сил. Дотянуться и выключить воду она тоже не могла, поэтому она свернулась в клубок, обнимая ноги руками, продолжала лежать и замерзать.
Свон задумалась над событиями последних дней. С момента их встречи с Волтури, она ни о ком больше не думала, кроме Кая. Каждый день всматривалась в лица прохожих, чтобы разглядеть хотя бы Деррека, если не самого правителя Вольтерры. Ей казалось, что мир остановился. Возможно, поэтому она забывала поесть – дни слились в один, и ей казалось, что сегодня она уже ела. А потом появление Деррека в её доме. И дальше её закружило в круговерти чувств и эмоций. Белла провела пальцами по горлу, потом по шее, словно это были руки Кая, она помнила каждый его поцелуй. И от этих воспоминаний кожа вновь начинала гореть, несмотря на то, что постоянно омывалась прохладной водой.
– Обними меня, – чуть слышно прошептала она, умоляя, зная, что Кай её слышит. Хотя какое она имела право чего-то требовать от вампира? – Обними меня, пожалуйста.

+1

26

Шелест водных струй, прохлада влаги а более всего короткий глуховатый вскрик девушки и за ним, спустя несколько минут шорох стекающего вниз по кафелю тела,  вампир расценил как необходимость к действиям. На раздевания времени по его мнению не оставалось и едва не упав, Кай поскальзываясь долетел до душевой кабинки в тот самый момент когда девушка начала вслух свой рваный монолог.
Отодвинуть пластмассовую дверь вампиру было делом секунды. Холодный душ обрушившись блондину на голову и за шиворот неприятно того поразил. Едва не упав поскольку только в последний момент осознал что может наступить на скорчившуюся в поддоне Беллу Кай рывком подхватил замерзающую Свон на руки. Девушка казалась ему на ощупь настолько ледяной и застывшей, что вампир первое мгновение подумал что та мертва.
Олененок...-прижав к груди свою добычу Кай принялся шарить по стенам в поисках кранов.
Вот скажи, ну кто стоит под ледяным душем а? Пытаясь казаться более беспечным он пошутил включая горячую воду
-Знаешь, милая, но хладными, таким экзотическим способом становятся ненадолго, и к тому же, этот способ хорош для моржей, к коим ты ну никак не относишься.
Обжигающе теплые струи ласкали успевшее  заледенеть тело смертной, Кая же ничуть не щекотало то, что он сейчас вымок ровно утка. Сейчас для него было важно только одно- ласка горячих струй медленно прогоняла с тела американки холод. Стоять было не слишком то комфортно поскольку девушка была обнажена а ткань его одежды намокла и слегка холодила, так что можно было сказать, что итальянец был почти что голый. Кому то, это  может показаться забавным, но вампир который не мог временно идти на охоту и потенциальная жертва вместе- сюжет скорее ужастика но никак не любовной драмы.
Резко встряхнув Беллу так словно та была куклой вампир потребовал.
-Держись мне за шею и будь добра. Хотя бы высслушай, а не казни себя попусту. Тем более что смысла в этом самоедстве нет никакого.. Ох смертные... Как все таки с вами сложно... Коротко вздохнув он уткнулся девушке в предплечье лицом и глухо прибавил.
Как же все таки с вами сложно... Начну с самого начала. Как я и говорил, чувства вампиров неизменны, это часть нашей природы как... Как к примеру то, что у живых горячая кровь. Улавливаешь? Говоря проще, суть в том, что если вампир действительно любит, то он пойдет на все ради  избранницы, даже если ему это и будет грозить небытием. Другую спутницу или спутника он не сможет принять, поскольку если был первый негативный опыт, то хладный получает,  если угодно такое сравнение, неисцелимую, в принципе, как данность, рану. Надеюсь ты помнишь каким был Марк? А я его помню активным дружелюбным и удивительно теплым... А ведь с момента гибели Дидим прошло свыше 1500 лет.
Судорожно вздохнув и запустив пальцы рук в волосы девушки медленно те перебирая Кай глухо продолжил
Про Каллена же только одно и могу сказать. Мальчик не нагулялся и не наигрался. Он не ведает чего хочет, и опыт со смертной девушкой для него едва ли не первый подобного толка. Так что, речи про любовь, с его стороны определенно, тут в принципе не идет. Я долгое время общался с Калленами, как с старшим так и с младшим и если Карлайл достоин всяческого уважения за свою выдержку, то его сопляк, уж иззвини за резкость Тон голоса Кая был напряженно-сух и резко-язвителен. Совершенно не походит на родителя. Самоуверенный и самовлюбленный, любящий играть роль героя-любовника, который постоянно во всем белом,  он плевать хотел на чувства той же Хэльги справляя свои хотения, Он также плевать хотел на твои чувства... Впрочем, неважно. Его личные дела его личными делами пусть и остаются. Судорожно сглотнув и оскалив клыки Волтури прошипел едва ли не с яростью отчаяния
До тебя никак не доходит простое соображение, ты рано или поздно но обязана будешь сделать свой выбор. Или же за тебя его сделают другие, и сейчас весь вопрос в том и состоит, будешь ли ты счастлива подчиняясь Закону или же готова сделать  свой выбор сознательно. Аромат смертного распаренного тела был призывен и надоедлив и Волтури с трудом справился с приступом жажды. Понять, что он находится сейчас на тонкой грани можно было только по черным, яростно сверкающим глазам да по той закаменелости движений что присуща людям в период сильного волнения.
Хейл... Как я и говорил, я о нем ничего кроме имени и фамилии не знаю. Знаю только то, что благодаря его заступничеству ты выжила, и благодарен ему за это. Первым же нападать на него я не буду, поскольку смысла в том не вижу. Однако, при учете наших законов, если он пожелает  и заявит свои права на тебя, то  дуэли между нами не избежать. Новый поток горячей воды лившейся на парочку сверху на несколько минут залепил вампиру лицо его же влажными волосами
Причина тому проста и незамысловата. У меня, как у признанного в первую очередь тобой же самой, есть право  суженого по крови. У него- право чувства. Ох каак же сейчас вампиру хотелось впиться в хрупкое горло смертной наполнив ее кровью свой рот но Кай понимал что это, если он и впрямь желает заполучить Беллу, не выход.
Хриплый, сдавленный и резкий голос Кая резал установившуюся в кабинке тишину
С точки зрения Закона должен  быть поединок ибо оба права в сути своей равны. Поскольку ты не ведала и не могла знать наших законов, спасая мне существование выходит, что я должен его вызвать на дуэль. Но, я лично в этом самом поединке смысла то не вижу. Дошло это до тебя или как? Снова встряхнув девушку  Кай задумался слышала ли она его выкладки или же нет.
Не вижу... Поскольку невозможно получить чувство словно вещь... Девушка лежала в его объятиях ровно мертвая и только перебивчатый слабый стук смертного сердца да легкое дыхание и показывали что она  все таки жива. Ярость потухла также как и вспыхнула до этого. Свон казалась сейчас на редкость маленькой и беззащитной.  Раздумывая как ему поступить дальше вампир вышел из кабинки и проводя рукой по стене  попытался на ощупь отыскать шкафчик с полотенцами. Потратив на это действие несколько минут он наконец таки нашел необходимое и замотал в пушистое полотнище, сравнимое размерами с пледом, смертную.
Дальнейший путь до комнаты был быстрым. Уложив лежавшую в обмороке Беллу на кровать Кай вернулся обратно в ванную. Следовало хотя бы погасить воду и закинуть в таз для стирки белья влажную одежду а также одеть хоть что то условно сухое. Воду он выключил достаточно быстро как впрочем и разделся, хотя сырая одежда и неприятно липла к телу. Шаря в тумбочке Кай отыскал еще ару полотенец одно вполне подходящее для вытирания волос и второе громадное махровое полотнище, в которое можно было завернуться словно в тогу, а чуть погодя и халат с тапочками. Сочтя что полотенце будет всяко поудобнее грек  привычно закрутил вокруг своего тела пушистую ткань алого цвета и одел лиловато-розовые тапочки. В таком виде он и пошел на кухню.
Вампира сейчас не слишком то волновало что скажут подчиненные Деррека на его столь странный вид, Кая больше интересовали имевшиеся в наличии продукты питания. Аромат горячего шоколада сваренного Аланом источал пряный, терпковато-сладкий аромат, ягоды клубники разрезанные на дольки и щедро перемешанные с дольками мандарина и апельсина и приправленные нарезанными кусочками бельгийской вафли дополняли незамысловатый десерт. Следовало также приготовить ледяной компресс, поскольку смертная кажется угорела. Найти лоток со льдом было для вампира делом пары минут, но вот что касается компресса тут Кай пасовал. Он знал, что на кухне где то должны  быть салфетки но памятуя нелюбовь Алана к чужому присутствию на кухне счел что лучше будет приводить смертную в сознание кусочками льда чем ударится в сомнительные поиски ткани для компресса.
Когда Кай вернулся в комнату и установил на тумбочке глубокую чашку с горячим шоколадом подогреваемым маленькими свечками что стояли под основанием чаши более всего похожей на аромалампу, девушка лежала закатив глаза ровно в той же самой позе в какой он ее и уложил перед тем как уйти за льдом и пищей на кухню. Хоть вампир и не видел но на слух он не жаловался так что изменение в интенсивности дыхания смертной уловил бы весьма быстро.
Олененок, маленькая моя... Осторожно ощупывая руками край кровати он спустя некоторое время осторожно присел на пол рядом с кроватью. Кусок льда неприятно пощипывал холодом пальцы когда вампир принялся водить тающим кусочком по лбу и вискам девушки.
Белла, отзовись... Сейчас от ярости и сдавленно хрипящих ноток в тоне голоса вампира не было от слова абсолютно.
Осторожно подсунув под изголовье шатенки свою ладонь вампир прислушивался к малейшим изменениям в дыхании смертной. А в голове зудело. Это ты, ты виноват, она же ведь не тебе чета, хрупкая и маленькая смертная.
Вслух же Кай прежним, надсадно тихим голосом звал продолжая касаться лба и висков девушки кусочком льда Олененок, маленькая моя, вернись

+1

27

Она вновь зависла в воздухе, голова безвольно упала на грудь, одна рука свисала. Прохлада сменилась обжигающим потоком, и Белла задергалась, вырываясь из рук, но как только тело немного отогрелось, дрожь прекратилась. Его голос доносился издалека, мягкий, со смешливыми нотками тенор. Девушка приоткрыла глаза.
– Кай, обними меня, – она снова повторила свою просьбу, словно не понимала, что итак находится в объятиях вампира. И его голос тут же сменился, стал более жестким, требовательным. Белла протянула руки и обвила его шею, сплетая пальцы в замок у него не затылке. Она уложила голову ему на плечо и стала осыпать короткими поцелуями мокрую ткань его сорочки. Свон ожидала услышать от Волтури всего три слова, но он опять разразился монологом по поводу привязанностей в мире вампиров. Перебивать его не хотела, тем более, его пальцы так нежно ласкали голову. Белла только слегка покачивала головой, сильнее вдавливаясь в его пальцы, расправляющие мокрые пряди.
– Карлайл, да, – прошептала она. К доктору Каллену она испытывала чувство глубокого уважения и признательности, а еще стыд. Ей было стыдно, что она так поступила с его семьей, после всего, что они для неё сделали. Больше Кая не слышала. Свон не хотела вспоминать сейчас Эдварда Каллена, слишком долго она думала о нём, слишком часто пыталась разобраться во всем, что между ними было и почему всё именно так и произошло. Значение имело только то, что, – Благодаря ему, его глупости, мы с тобой встретились, – Белла не слышала свой голос за шумом воды. – Значит, ты его не убьешь… Спасибо, – голова Беллы сползла с плеча Кая, откинувшись назад. Девушка сама того не осознавая, обнажила перед вампиром шею.
Она опять погрузилась в раздумья, но мысли путались, были несвязными, и, казалось, стекали в водосток вместе с теплым потоком.
«Девушка стояла на вершине утеса, на самом краю, её волосы трепал ветер. Заворожено смотрела вниз, туда, где волны набрасывались на подножие скалы, разбиваясь в мириады брызг. Ночь. Луна серебрила дорогу на неровной плоскости океана.
Что шатенка делала здесь ночью? У девушки не было ответа на этот вопрос. Она просто стояла и смотрела в темные воды, пока очередной порыв ветра не ударил в спину. Неожиданный, мощный, он был подобен удару, и девушка сорвалась со скалы. Неуклюже размахивая руками, словно пыталась зацепиться за воздух, она рухнула в воду.
Поток подхватил её, увлекая за собой. Одежда промокла и тянула вниз, в глубины, где поток воды облизывал скалы, пытаясь проторить себе путь. И она устала бороться. Её швыряло о камни, кожа была вся в ссадинах, а вокруг медленно расплывались красные струйки. Она погружалась еще глубже и глубже. А потом её рвануло вверх, как рыбу.
– Ибо если лежать на столе, то не всё ли равно – ошибиться крюком или морем».

Её окутало тепло, но холод высосал остатки сил, и девушка даже не могла открыть глаза. Она пыталась, но не получилось, ни с первого раза, ни со второго, ни даже с третьего. Мерные покачивания баюкали, как в колыбельке, но и они вскоре прекратились.
Тьма, густая и теплая, поглотила девушку, проникая с каждым коротким вдохом в легкие, просачиваясь в кровь, она разносилась пульсацией крови по всему телу.
Белла захрипела, дернулась от холодного прикосновения, а потом услышала, голос – мелодичный, но обеспокоенный, далекий и близкий одновременно, и такой родной. Ресницы задрожали, девушка попыталась поднять голову, но не получилось. Обессилено упала обратно на ладонь. Затылок приятно холодило.
– Ты снова рядом со мной, – тихо прошептала, не открывая глаз. Видения, во власть которых она попадала за последние два дня, были настолько реальными, что Белле всё еще казалось, что она спит. Глаза, наконец, открылись, и она вздохнула. – Кай, – слабо улыбнулась и потянулась к нему, собрав остатки силы. Губы осторожно коснулись прохладных, гладких, как мрамор, губ вампира в легком поцелуе. Пальцы зарылись в его волосы, не давая отстраниться, но в то же время Белла не настаивала, оставляя за Каем право принять её, или отвергнуть. – Какой приятный сон, Кай… Я не хочу просыпаться… Оставь меня здесь.

+1

28

Легкие касания теплой человеческой руки к голове, к шее заставляли вампира  сжиматься. Теплый аромат живого и смертного тела с горячей, одуряюще сладкой кровью, притягивал к себе, и с каждым мигом вампиру становилось сложнее удерживать себя в жестко поставленных рамках. Слова девушки ударили по сознанию хлестко и наотмаш. Сон? Хорошо, что она воспринимает это как... Сон. И все же странно... Тепло губ  завораживало,  лишало воли и в то же самое время по неясной причине отгоняло голод. Хотя, возможно, ему это только так в этот момент казалось. Сейчас  Кай не мог уже четко и однозначно определить, что ему кажется, а что существует на самом деле. Прикосновения смертной медленно уводили вампира в состояние сходное с полудремой и в то же самое время сознание странно раздвоилось. Зверь, дремавший в глубине сути ночного охотника закрыл глаза убаюкиваемый нехитрой и легкой лаской, поцелуй сейчас для самого Кая горчил кровью. Именно что горчил.

Сейчас  итальянец ни о чем не думал, позволив себе наслаждаться самим фактом этого практически позабытого момента. Можно сказать, что он пил его, как пьет умирающий от жажды из отравленного источника. Теплые, полуоткрытые губы обнявшей его за плечи девушки, ее легкие и в то же время продолжительные прикосновения, все это заставляло вспоминать давно и вроде как хорошо забытое прошлое. Пальцы Беллы перебирая  пряди густых и отменно жестких волос коснулись метки-шрама от покореженного шлема, благодаря которому  Кай и был обращен вампиром и итальянец не выдержал. Давясь воздухом и непрозвучавшим выдохом-всхлипом Волтури замер. Ему давно следовало бежать, уходить от смертной, но вампир не хотел, не желал, и отнюдь не потому, что лежавшая девушка была легкой со всех сторон добычей. Его влекло странное ощущение того, что  именно сейчас он вновь пусть и медленно,  с болью, с внутренним неприятием того факта, что и его можно "поддеть за мягкое подбрюшие",  но становится таким же как и она, упоительно живым, слабым и смертным. Наконец наваждение пусть и с неохотой но все же отпустило его. В голове мерно стучал молот, воздуха не хватало
Оставить... Здесь? Сейчас вампир не верил собственным ушам. Не дождешься. Твое место рядом со мной и только. вслух же Кай выдавил. Это не сон Белла. Это кошмар. Желать смертную осознавая, что может не хватить воли и выдержки... А выдержать надо. Невозможно не оправдать такое доверие.
Как скажешь. Но, прежде ты поешь. И возражений я не приму. Внизу хлопнула дверь, послышались возбужденно-веселые голоса вернувшихся вампиров. Решение пришло крайне быстро. Усадить теряющую силы  американку в постели было делом считанных минут. Шаги приближались, и вскоре в комнату прошла вампирша. Арлин явно так не ожидала увидеть Кая в своей комнате, причем никак не ожидала увидеть его полуодетым и едва ли не страстно обнимающим смертную. Не глядя на вошедшую вампир сухо хмыкнул привычно-приказным тоном. По... Передай Алану, что мне необходим горячий куриный бульон и немедленно. А также гренки и сваренное вкрутую яйцо, порезанное на маленькие дольки. Про шоколад, успевший уже застыть, вампир просто забыл.  Следующая фраза произнесенная им звучала даже для острого вампирского слуха как легкий шепот.
Да не забудь принести надкроватный столик. Малышка слишком истощена.

Удерживая откинувшуюся в подушки Свон, Кай вполголоса подметил обращаясь к лежавшей у него практически в полуобъятиях девушке.
Олененок, придется подождать несколько минут. Сейчас Алан разогреет бульон, а гренки у него уже готовы. Вопросительный взгляд гречанки  Кай просто не увидел и только уловив, что та все еще стоит на пороге, резко потребовал. Давай поживее двигайся, Арлин.
Вампиршу как ветром сдуло а через считанные мгновения снизу донесся пронзительно-раздраженный голос Алана который доставал из стенного шкафа требуемую вещь передавая ту Арлин.
Осторожно сняв с плеч руки Беллы Кай присел на край кровати и принялся прилаживать столик вполголоса укоризненно выговаривая лежащей на кровати девушке.
Олененок, ну разве можно так себя доводить? Ты ведь совсем стала прозрачная! коротко вздохнул. Отказ от пищи еще не является стопроцентной гарантией того что  именно такой путь поможет стать тебе одной из нас. Скорее уж наоборот.

Только ему удалось установить конструкцию так чтобы та не кренилась и не падала как в комнату вошел с подносом Алан. Блондин хмурился, но в то же время выглядел до странности довольным, словно прошедшая удачная охота примирила его с самим собой.
А теперь позволь мне поухаживать за тобой. Негромкий голос Волтури звучал настойчиво и напряженно, словно вампир не был уверен в том, что Белла его слышит или же что та согласна.
Короткий кивок и Алан снял крышку устанавливая на стоявший на кровати мини-столик с небольшими бортиками по краям, высокую супницу и фарфоровую мису с хоршо прожаренными, золотистого цвета сухариками. Аромат  свежесваренного бульона приправленного майораном и неведомыми  Каю травами наполнил комнатку.
Не слишком доверяя устойчивости сей конструкции вампир придержал его.

+1

29

Он был рядом, был осязаем, но вместе с тем был так далек, не подпуская к себе. Наконец, она сдалась и не стала настаивать, ведь вампир явно не желал принимать её ласки.
– Это сон, – прошептала она опять. – И как только я открою глаза, ты исчезнешь. Как и все они… Вы приходите ко мне только во сне. Только здесь я могу быть с тобой вместе.
Перед её взором замелькали лица Эдварда, Джаспера, Кая. Они сменялись настолько быстро, что слились в одно, создавая новый облик: вот уже Белла видит очертания лица, вроде бы принадлежащие Эдварду, мягкие и соблазнительные губы Кая, пронзительные откровенные глаза Джаспера. Протянула руку, чтоб прикоснуться к щеке, и лицо тут же растаяло.
– Вот и ты пропал, – чуть слышно прошептала девушка, не обращая внимания на разговор. – Джаспер, прости меня. Ты тоже бросил… Или это я? Я всем вам делаю больно. Теперь Кай… ты тоже уйдешь. Беги, пока не поздно… Спасайся. Оставь меня, в этом сне. Ведь даже здесь ты боишься меня коснуться.
Она закрыла глаза, упала обратно на подушку и замотала головой.
– Не хочу. Я не хочу ничего, – пробормотала она, снова погружаясь в объятия Морфея. – Оставь меня. Оставьте меня все!
Комната с заклеенным обоями окном закружилась, и всё вокруг пустилось в пляс: дверной проем зиял чернотой беззубого рта, куда всё время норовили запрыгнуть прикроватные тумбочки, да и кровать Арлин, и платяной шкаф. Девушке, казалось, что кровать, на которой она сейчас лежала, тоже начала продвигаться к этому жадному рту. Она закричала, но в ответ услышала мягкий голос, нежный, как бархат. И она запутывалась в этом голосе, как птица в силках.
– Стать одной из вас, – в полусне-полубреду проговорила Свон, не зная, к кому обращается. Она открыла глаза, но ничего не видела перед собой, кроме молочно-белого тумана. – Я не стану такой. Вы сами мне не позволяете. Ни один из вас. А зачем жить, если не можешь быть рядом с…
Опять затормошили, усаживая. Белла раскачивалась из стороны в сторону, как кукла-неваляшка, пока прохладная рука не обхватила её за плечи.
– Я не хочу. Оставь меня, – отрицательно замотала головой. – Я хочу обратно в сон, где вы будете рядом. Всегда.
Она открыла глаза и посмотрела на вампира, который стоял перед ней.
– Ты не Джаспер. Ах, да, он же покинул меня… – взмахнула рукой, словно пыталась его прогнать, сердце сжалось и пропустило такт. – Ты так похож на Кая… Но ты не он. Ты не мой Кай! Зачем ты пришел? – перевела взгляд на супницу и сухарики. Принюхалась. Запах был просто божественный: пряные травы создавали аромат, который щекотал рецепторы. В животе громко заурчало, а рот заполнился слюной. Белла сглотнула, но к еде не притронулась. – Хотя… Ты пришел меня убить. Прекрасно.
Разговор с воображаемым другом, возлюбленным, любовником настолько утомил Беллу, что она опять закрыла глаза, безвольно уронила голову на грудь. Кай приподнял её, прижимая ладонью лоб, и губ девушки коснулась теплая ложка. Первая порция бульона полилась в рот. Свон было замотала головой, забулькала, пытаясь выплюнуть, но Волтури, не дал ей этого сделать. Пришлось проглотить прозрачную жидкость.
«Ну, вот, теперь меня кормить, как маленькую, из ложечки. Зачем всё это Кай? Что тебе от меня нужно? Брак по крови? Вот еще! Как только я появлюсь в Вольтерре, Аро спустит на меня всех своих… вампиров. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как меня разорвут на клочки», будущее рисовалось в слишком мрачных красках, да и не долговечным.

0

30

Придерживая одной рукой за ручку, на всякий случай,  супницу Кай зачерпнул сверху  ложкой золотисто-прозрачный бульон и слегка покачивая остудив бульон кинул в ложку же пару кубиков гренок. Торопиться в необычном для него деле вампир не спешил. Он опасался, что Белла может обжечь себе горячей жидкостью горло.  Кубики гренок меж тем напитавшись ароматной влагой медленно растворились. Сочтя, что уже можно и начать действовать он, коснувшись теплой но не горячей ложкой губ девушки потребовал мягко и непреклонно.  А теперь открывай рот.
Смертная попыталась то ли сопротивляться, то ли просто почувствовала себя плохо и  внезапно, резко мотнула головой откидываясь на подушку.  Она словно провоцировала его,  подставляя для укуса  тонкую кожу горла в самые неожиданные для вампира моменты. Глуховато хриплый почти беззвучный рык вырвавшийся из глотки Кая был тем задавлен в самом конце.
Сейчас у вампира была цель, причем близкая и вполне достижимая-заставить поесть Беллу, и при этом не опрокинуть на постель, в которой лежала девушка, супницу с горячим бульоном. Так что ничего удивительного в том, что он, ощутив сопротивление американки, принялся медленными круговыми движениями массировать той на ошупь горло и шею, вынуждая таким нехитрым способом девушку рефлекторно сглатывать, не было.
Принужденный ориентироваться только на запахи и звуки вампир полностью сосредоточился на своем занятии, это позволяло ему отвлекаться от жажды, надсадно скребущей глотку. Сейчас Кай буквально таки вглядывался в окружавшие его ароматы, мысленно жалея, что временно лишен возможности видеть все своими глазами. Зачерпнуть, покачать, остужая в ложке бульон до приемлемой теплоты, бросить пару кубиков и прозрачный ломтик вареного яйца, погладить теплую кожу шеи слегка на ту нажимаяа после ощущать как горячая жидкость согревает изнутри кожу. Медленный ритм позволял ему уловить раскрывающийся постепенно аромат пищи. Цыпленок, нотка гвоздики, отварное яйцо, подсушенный до золотистой корочки тост.
С одной стороны это все выглядело для прочих хладных крайне странно, но с другой, ему просто самому не хотелось отказываться от этого увлекательного занятия, а уж что по данному поводу подумают или же скажут Деррек, Алан или Арлин с Рейли, Волтури волновало в распоследнюю минуту.
Только когда бульон в чаше достиг половины от ранее налитого  вампир засомневался в собственных поступках.
Может быть стоит позволить ей дать самой поесть? Или не стоит? Она ведь слишком долго не ела и сейчас устала… Ответа на этот вопрос у Кая  не было. Пожалуй будет лучше если я ее отвлеку...
Фраза прозвучала негромко но от этого не менее резко. Позволим, но именно тогда когда ты будешь готова. Не раньше и не позже. Так что пока считай это своим заданием для достижения поставленной цели. В клане все жестко подчиняются приказам старших, считай, что у тебя уже есть такой приказ. И словно противодействуя своим резким, больше похожим на пощечину словам вампир впился в губы девушки ломая, как он считал, ее желание по дурному сопротивляться.
Стоявший подле кровати Алан в последний момент выдернул из под рук парочки  забытую чашу с бульоном и мису с гренками.  Неодобрительно качнув головой на происходящее вампир более не теряя времени вылетел за пределы комнаты. Стоило как можно раньше установить упавшую на пол дверь а пока предупредить прочих чтоб не поднимались наверх.

+1


Вы здесь » Сумеречный мир » Архив игровых тем » 13 несчастий Волтури, или Приключения по-американски


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC